Персоны

Академический Симфонический оркестр филармонии

с 1931
Академический Симфонический оркестр филармонии

Биография

Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии

В 1953 году в штатном расписании филармонии появляется второй симфонический оркестр. К тому времени у коллектива была уже своя недолгая, но полная драматических событий история.

Первое десятилетие

А начиналась она в 1931 году, когда в Ленинградском радиоцентре, находившемся в ведении Народного комиссариата почт и телеграфов, был организован инструментальный ансамбль. Точную дату его создания не раз пытались найти в архивах сотрудники петербургского радио, но ни приказов, ни распоряжений по этому поводу так и не обнаружили. Но известно, что в течение года ансамбль разросся до состава малого симфонического оркестра, и уже 5 августа 1932 года у коллектива появился первый штатный дирижер – Карл Элиасберг: это имя станет одним из ключевых в биографии оркестра.

В 1933 году реорганизованному Ленинградскому комитету радиоинформации и радиовещания (это теперь официальное название) предоставляют для производства радиопрограмм помещение на углу улиц Ракова и Пролеткульта – так назывались нынешние Итальянская и Малая Садовая. В бывшем здании Благородного собрания просторно. Это дает возможность расширить состав радийного музыкального коллектива. Так появляется Большой симфонический оркестр Ленинградского радиокомитета. Его основная функция – выступления в прямом (другого и не было) эфире из студии. Но оркестр дает и редкие публичные концерты: в архивах филармонии сохранилось две программы, исполненные музыкантами в зале Капеллы осенью 1936 года под управлением дирижера Хайнца Унгера. В то время в СССР была счастливая мода на немецких дирижеров. Беспокоясь о качестве и статусе вновь созданного БСО, руководство Ленрадио приглашает немца Унгера и заключает с ним контракт на 1934–1936 годы, по условиям которого музыкант работает с оркестром 6 месяцев в году.

В 1936-м, после отъезда Унгера, главным дирижером оркестра назначают Карла Ильича Элиасберга. Эту должность он занимает до 1949 года. Но с оркестром работают и другие дирижеры – Николай Рабинович, Кирилл Кондрашин, Сергей Ельцин. В радиопрограммах в исполнении коллектива звучит популярная классика, оперы, а приоритетным направлением репертуара становится советская музыка. В БСО Ленрадио приносят свои новые партитуры ленинградские композиторы, и оркестр приобретает бесценный навык интерпретации незнакомых партитур практически «с листа». Одна из первых филармонических программ Оркестра Радиокомитета
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

В 1937 году оркестр Радиокомитета выступает и в Большом зале филармонии: кроме концертного исполнения «Иоланты» (март) играет две программы на Декаде советской музыки (ноябрь). Это будут единичные довоенные концерты коллектива.

Но вся блокадная история Большого зала неразрывно связана с БСО Ленрадиокомитета и Карлом Элиасбергом.

Блокада. Карл Элиасберг

В августе 1941 года филармония, вместе с Заслуженным коллективом и Евгением Мравинским, эвакуируется в Новосибирск. Оркестр Радиокомитета остается единственным симфоническим коллективом, работающим в осажденном городе. Репетиция с Карлом Элиасбергом,
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Всего во время войны оркестр под управлением Элиасберга даст свыше 300 концертов. Выступает в Доме Красной Армии (Дом офицеров), госпиталях, в Саду отдыха, принимает участие в спектаклях Городского театра, в котором играют оставшиеся в Ленинграде артисты. И, конечно, очень много работает на радио. Концерт в студии 25 июля 1941 года впервые прерывает сирена воздушной тревоги. Здесь же, в здании радиокомитета, артисты оркестра живут. За сухими словами «голод» и «холод» кроется настоящая трагедия и реальные смерти – близких, соседей, коллег. Ее фиксируют письма и дневники, оказавшиеся для кого-то средством самосохранения. Поразительно, как много их велось в блокаду. Такой блокадный дневник вел и скрипач БСО Лев Маргулис, на его страницах – детали тяжелого быта оркестра, имена музыкантов – живых и умерших от голода. В 2013 году книгу «Человек из оркестра. Блокадный дневник Льва Маргулиса» опубликовал «Лениздат». 

Самое страшное случится первой блокадной зимой. Но 12 октября 1941 года коллектив под управлением Карла Элиасберга открывает концертный сезон в Большом зале филармонии. Последний зимний концерт с программой из произведений Чайковского БСО Ленрадио дает 14 декабря 1941 года под управлением Игоря Миклашевского. Он умрет от истощения в ночь на 8 марта 1942-го. 27 декабря 1941 года оркестр в последний раз играет на студии радио: это трансляция на Швецию (да, было иновещание!) передачи из цикла «Ленинград живет и борется».

В январе 1942 года оркестр фактически прекращает свое существование. Карла Элиасберга и его жену, пианистку Радиокомитета Надежду Бронникову на санках привозят в больничный стационар для дистрофиков, открытый в гостинице «Астория». Сюда в начале весны к нему присылают от городского начальства просьбу возобновить работу оркестра. Инспектор коллектива, скрипач Александр Прессер показывает Элиасбергу список музыкантов.

«Большинство фамилий, – вспоминал дирижер 30 лет спустя, – были обведены черным карандашом – их уже не было; из оставшихся незначительное число было обведено красным карандашом – это живые, но к труду абсолютно не способные. И, наконец, были фамилии без пометки, которые в какой-то степени, видимо, что-то могли делать». («Карл Ильич Элиасберг. Воспоминания. Исследования. Документы». СПб.: Издательский дом «Сад искусств», 2012. С. 158).

© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Объявление о наборе транслировали по радио, 30 марта 1942 года в студии состоялась первая репетиция, она «длилась около сорока минут, больше не было сил играть, и у меня не было сил дирижировать» (там же). И еще одна важная цитата из Элиасберга:

«За время осады мы сыграли 160 концертов, открытых и студийных передач, 59 оперно-балетных спектаклей. Сумели сыграть все, что написали советские композиторы, оставшиеся в осажденном городе, и записать все, что было выпущено на студии кинохроники. Это наш актив. Наш горестный пассив – это двадцать семь человек, скончавшихся от голода, вернее, не столько от голода, сколько от окружающей обстановки, потому что обстановка было такова, что нормальная человеческая психика ее выдерживала с трудом. Из этих двадцати семи мы четверых потеряли в психиатрической больнице, трое раненых и один убитый…» (с. 158-159).

«Никогда не забыть мне, – писала Ольга Берггольц, – как темным зимним утром тогдашний художественный руководитель Яков Бабушкин (в 1944-м погиб на фронте) диктовал машинистке очередную сводку о состоянии оркестра: Первая скрипка умирает, барабан умер по дороге на работу, валторна при смерти» (Наталья Громова. «Ольга Берггольц: Смерти не было и нет». Редакция Елены Шубиной. 2018).

И все же 5 апреля 1942-го оркестр дает первый после перерыва концерт (Глинка, Глазунов, Чайковский) в здании Театра драмы имени Пушкина (Александринском): здесь уже работает Театр Музкомедии, здесь же – общежитие для актеров и консерваторских преподавателей, не уехавших в эвакуацию. И хотя в помещении минус 7 градусов, зал переполнен. В театре музыканты сыграют еще дважды, 1 мая выступят уже в Большом зале, а 10 мая 1942 здесь начнется «Цикл филармонических концертов». В названии оркестра все реже появляется слово, определяющее его принадлежность: оркестр Радиокомитета. Чаще просто «Симфонический оркестр», ведь в городе он один. © Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Но радио остается основным домом музыкантов. Здесь, в дирекции рождается идея исполнить Ленинградскую симфонию Шостаковича. Партитуру переправляют самолетом, сотрудники радио расписывают оркестровые партии (они хранятся в музее Дома радио), вновь объявляется дополнительный набор музыкантов. Их призывают даже с фронта, выдавая удостоверение: «Прикомандирован к Ленинградскому радиокомитету в симфонический оркестр К. И. Элиасберга для исполнения Седьмой симфонии Дмитрия Шостаковича». Блокадная премьера проходит в переполненном Большом зале 9 августа 1942 года. Ксения Матус, артистка оркестра (английский рожок) вспоминала:

«Едва показался Карл Ильич, раздались оглушительные аплодисменты, весь зал встал, чтобы его приветствовать… И когда мы отыграли, нам аплодировали тоже стоя… Откуда-то вдруг появилась девочка с букетиком живых цветов. Это было настолько удивительно!.. За кулисами все бросились обниматься друг с другом, целоваться. Это был великий праздник. Все-таки мы сотворили чудо. Вот так наша жизнь и стала продолжаться. Мы воскресли».

© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Концерт транслировался по радио и по громкоговорителям городской сети. В августе Седьмая симфония Шостаковича прозвучит в Большом зале еще несколько раз. И хотя впервые она была исполнена 5 марта 1942 года оркестром Большого театра под управлением Самуила Самосуда в Куйбышеве (Самаре), 9 июля ее играл Заслуженный коллектив с Евгением Мравинским в Новосибирске, а 19 июля оркестр Нью-Йоркского радио под управлением Артуро Тосканини, именно блокадная премьера 9 августа 1942 года в Большом зале Ленинградской филармонии стала неотъемлемым символом и самой симфонии, и истории Симфонического оркестра Радиокомитета.

В программке премьеры публикуют имена артистов оркестра. Будут они и в программке концерта-самоотчета, который состоится 12 марта 1944 года. Музыканты оркестра выступают на сцене Большого зала в сборных концертах как солисты и ансамблисты: это вибрафонист Василий Осадчук, трио в составе Надежды Бронниковой (фортепиано), Семена Аркина (скрипка), Игоря Лури (виолончель), струнный квартет оркестра радикомитета, в который входят концертмейстер Семен Аркин (1-я скрипка), Роман Кадин (2-я скрипка), Исаак Ясенявский (альт) и Корюн Ананян (виолончель).

27 мая 1944 года Симфонический оркестр радио закрывает свой третий сезон в Большом зале. 29 октября 1944-го новый сезон откроет вернувшийся их эвакуации Заслуженный коллектив. Для оркестра Элиасберга вновь основной площадкой становится студия Дома радио. Музыканты по-прежнему выступают в прямом эфире, делают теперь и фондовые записи – первая аппаратура была трофейной.

От Большого симфонического оркестра радиокомитета к Симфоническому оркестру филармонии

Филармоническая жизнь обходится без оркестра радио. 10 и 15 мая 1945 года Радиокомитет проводит в филармонии закрытые концерты, посвященные 50-летию со дня изобретения радио, программа их не раскрыта, но, вероятно, в концертах принимал участие и оркестр. Он появится в афише Большого зала лишь 5 ноября 1947 года в целевом концерте для партийного и советского актива Куйбышевского района.

К этому времени в стране начинаются стремительные перемены. Народу-победителю указывают его место, дабы он не путал гордость освободителей от фашизма с духом свободы. Особенно достается городу, выстоявшему в блокаду. В августе 1946 выходит постановление о журналах «Звезда» и «Ленинград», заклеймившее Ахматову и Зощенко, в 1949-м начнется «Ленинградское дело» – до 1952-го по нему расстреляют и репрессируют сотни человек, в первую очередь партийных и хозяйственных руководителей Ленинграда в блокаду. В 1952-м закроют недавно созданный Музей блокады. Репрессии не обойдут и радиокомитет. Увольняют сотрудников, голоса которых для ленинградцев были единственной связью с внешним миром. Расформировать намерены и Большой симфонический оркестр. За него вступаются самые титулованные музыканты страны, прежде всего композиторы, которые проводят с оркестром свои авторские вечера. Решающим шагом окажется поддержка Евгения Мравинского и филармонии.

С 1951 года БСО радио участвует в открытых концертах Большого зала, с осени 1952-го играет в абонементных концертах. Один из них состоится 14 мая 1953 года, в афише указан Большой симфонический оркестр Ленинградского Комитета Радиоинформации. Летом филармония выпускает официальный циркуляр: 

«Приказом № 75а от 1 июля 1953 г. по Филармонии согласно Приказу Министерства культуры СССР от 26 июня 1953 г. № 877 сотрудники симфонического оркестра Ленрадио были переведены в Филармонию с 1 мая 1953 г.»

Этим же Приказом дирижером оркестра назначен Николай Семенович Рабинович. Оформление Приказа задним числом подтверждает сложности, которые пришлось преодолевать при переводе оркестра в штат филармонии. Но впереди были новые, уже внутренние, проблемы.

Для Симфонического оркестра (СО) не предусмотрено полноценное репетиционное время. Репетиции проходят в Малом зале и лишь перед концертом – в Большом. Но график выступлений на основной филармонической сцене выглядит абсолютно прозрачным. Первый раз в новом статусе музыканты играют в Большом зале днем 25 октября 1953 года, основные же концерты дают на выездных площадках – в Доме офицеров, в Домах культуры Промкооперации и имени Кирова, в зале Капеллы. Именно Капелла на долгие годы будет второй стационарной площадкой Симфонического оркестра филармонии. Положение «пасынка» усугубляется и недостаточным финансированием деятельности оркестра, объем которого несравним с окладами артистов Заслуженного коллектива. Лучшие музыканты СО переходят по конкурсу в ЗКР, кто-то просто уходит, начинаются конфликты. Оставляет должность дирижера оркестра и Николай Рабинович.

18 октября 1954 года на место главного дирижера возвращается Карл Элиасберг. Он начинает борьбу за коллектив. Одним из важных факторов профессионального роста оркестра дирижер справедливо считает расширение его классического репертуара. Элиасберг пытается доказать, что современная советская музыка, дежурным исполнителем которой по умолчанию определили оркестр, не может заменить классику, на которой и должен воспитываться артист симфонического оркестра. Но именно новые советские классики пытаются помочь Элиасбергу в его попытках улучшить материальное положение второго оркестра филармонии. В Министерство культуры, одно за другим, идут письма от Глиэра и Дунаевского, Кабалевского и Хачатуряна, Хренникова и Баланчивадзе – большинство из них выступает за пультом оркестра на своих авторских вечерах. Почти все письма (их копии хранятся в архиве филармонии) начинаются одинаково: «оркестр я знал еще в бытность его работы на Ленинградском радио»; и завершаются одинаково – просьбой оказать достойное обеспечение коллективу и приравнять его к «симфоническим оркестрам первого положения» (из письма Кабалевского).

Письмо в поддержку музыкантов пишет и Дмитрий Шостакович:  Письмо Дмитрия Шостаковича в поддержку Симфонического оркестра филармонии
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Но, несмотря на ходатайства знаменитостей, Карлу Ильичу Элиасбергу не удается добиться существенного улучшения условий работы оркестра, и 16 февраля 1957 года он пишет заявление об уходе. Хотя сотрудничество с оркестром продолжит. Под управлением Элиасберга музыканты исполнят множество интересных программ, 27 января 1964 года к 20-летию освобождения Ленинграда от блокады сыграют Седьмую симфонию Шостаковича: за пультами сидят и девять артистов – участников блокадной премьеры. Символично, что и на последнем концерте Элиасберга в Большом зале 9 мая 1975 года тоже звучит «Ленинградская» Шостаковича. © Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

С середины 1950-х за пультом оркестра появляются дирижеры-гастролеры – Ежи Семков, Константин Сильвестри, Курт Мазур, Генрик Чиж. Выступают с ним Лео Гинзбург и Николай Аносов, Борис Хайкин и Натан Рахлин, Геннадий Рождественский (особенно часто) и Кирилл Кондрашин, потом и Евгений Светланов. Текущий репертуар оркестра лежит на ленинградских дирижерах, среди них, кроме Элиасберга и Рабиновича, – Эдуард Грикуров, Курт Зандерлинг, Арвид Янсонс.

1961–1968. Арвид Янсонс

30 декабря 1961 года в Большом зале проходит вечер в ознаменование 30-летия Симфонического оркестра Филармонии. В программе праздничного концерта – три сочинения (I часть симфонии № 7 Шостаковича, «Ала и Лоллий» Прокофьева, «Ромео и Джульетта» Чайковского) и три дирижера: Карл Элиасберг, Геннадий Рождественский и Арвид Янсонс. В 1961–1968 он будет фактическим руководителем оркестра, но формально должности главного дирижера коллектива у Янсонса нет – слишком хлопотными оказались взаимоотношения дирекции с Карлом Элиасбергом, и позицию главного дирижера было решено оставить вакантной. Под управлением Арвида Янсонса Симфонический оркестр впервые выезжает на зарубежные гастроли: 31 марта и 1 апреля 1965 года дает концерты в Хельсинки, монографические вечера посвящены Сибелиусу и Чайковскому. Арвид Янсонс за пультом Симфонического оркестра филармонии
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

В Симфоническом оркестре филармонии складывается крепкий состав солистов. Многие из них служили здесь со времен работы на радио. Это концертмейстер оркестра Лев Шиндер, 1-й альт Исаак Ясенявский, 1-я флейта Михаил Краснов. Среди вновь поступивших в оркестр – 2-й концертмейстер Владимир Овчарек, солисты группы виолончелей Евгений Гофман и Георгий Гиновкер. Этот костяк сохранится на долгие годы. Сохраняются в оркестре и навыки исполнения современной музыки. В его программах много премьер. Коллектив – непременный участник абонементов советской музыки и фестиваля союза композиторов «Ленинградская музыкальная весна». Продолжается и традиция концертов с участием композиторов: свой фортепианный концерт № 1 с оркестром играет Тихон Хренников (1963), авторскими вечерами дирижируют Арам Хачатурян (с 1956-го до 1967), Дмитрий Кабалевский (в течении 20 лет: 1955–1975).

© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Важнейшим событием в жизни оркестра стали концерты Игоря Стравинского. В родной город, который покинул в 1914-м, прославленный композитор приезжает осенью 1962 года. 8 и 9 октября Симфонический оркестр исполняет под его управлением в Большом зале «Фейерверк» и «Жар-птицу». 19 марта 1963 года за пультом оркестра появляется Бенджамин Бриттен. В списке дирижеров, с которыми выступает СО добавляются имена Неэме Ярви, Игоря Блажкова, Джемала Далгата, Эдгара Тонса, западных гастролеров сэра Малькольма Сарджента, Лорина Маазеля, Сержа Бодо, Карло Цекки. С Симфоническим оркестром 25 марта 1963 года пройдет дирижерский дебют Давида Ойстраха, хорошо знакомого с коллективом, с которым не раз выступал как солист. Качество ансамблевого музицирования – одна из примет стиля Симфонического оркестра. Он чутко прислушивается к солистам, следуя их исполнительским замыслам. С оркестром играют отечественные и заезжие знаменитости – Рихтер, Гилельс, Ростропович, Микеланджели, Бадура-Шкода, Стерн, Менухин, Клиберн.

Деятельность оркестра освещается в городской и союзной прессе. Поводом публикаций чаще становятся программы советской музыки, иногда имена гастролеров. В обзоре осенних концертов сезона 1966/67 критик Михаил Бялик пишет и о выступлении в Большом зале 26 и 28 октября 1966 года дирижера Пауля Клецки («Вечерний Ленинград», 6.12.1966):

«Симфонический оркестр Ленинградской филармонии, воспламененный замечательным дирижером, играл вдохновенно. Редко, между прочим, доводилось слышать, чтобы таким наполненным и гибким было звучание его струнной группы. И все же именно потому, что оркестр играл в полную силу, отчетливо обнаруживались имевшие место исполнительские огрехи: недостаточная слитность аккордов, некоторая неуравновешенность звука внутри групп, порой досадные случайности. Причину этих недостатков искать не нужно: в то время как оркестр — заслуженный коллектив в течение трех десятилетий с одним и тем же выдающимся руководителем изо дня в день методически работает над совершенствованием свои ансамблевых качеств, симфонический оркестр уже много лет существует без главного дирижера, выступая по существу лишь с гастролерами. Обидно за коллектив высокоталантливых музыкантов, энтузиастов, работающих с огромной нагрузкой. Будь у них настоящий руководитель-педагог, их деятельность была бы еще более художественно результативной».

Справедливости ради заметим, что не гастролеры, а ленинградские дирижеры вели основную работу с оркестром, а львиная доля концертов проходила под управлением Арвида Янсонса, занятого параллельно в Заслуженном коллективе. Но очевидно, что вопрос о главном дирижере и художественном руководителе оркестра уже стоит на повестке дня.

Не было ли в этой публикации намека главному в филармонии человеку Евгению Мравинскому, победившему в далеком 1938-м на I Всесоюзном конкурсе дирижеров, на вполне конкретную кандидатуру – Юрия Темирканова, получившего I премию на II Всесоюзном конкурсе дирижеров в мае 1966 года?

1968–1976. Юрий Темирканов

23 февраля 1968 года 29-летний Юрий Темирканов получает официальное назначение на пост главного дирижера и художественного руководителя Симфонического оркестра. Впереди будет восемь лет продуктивного сотрудничества.

Юрий Темирканов и Академический симфонический оркестр
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Со всей пылкостью и энергией молодости Темирканов берется за обустройство оркестра. Ему удается, то, что не получилось в свое время у Элиасберга, – существенно поднять оклады артистам. Для этого пришлось вновь заручится письмами от Шостаковича, Хренникова, Хачатуряна. Оркестр стремительно расширяет репертуар, в афишах появляется Малер, много Прокофьева, Стравинский, Равель. Из новой советской музыки молодой дирижер отбирает достойное – Андрея Эшпая, Андрея Петрова, Родиона Щедрина – 20 мая 1974 года при переполненном зале он играет три своих фортепианных концерта под управлением Темирканова. При аншлагах проходят и другие выступления дирижера – по городу о нем идет молва, публика с восторгом принимает новое имя, не остается в стороне и пресса. Симфонический оркестр постепенно выходит из тени Заслуженного коллектива. И не только в Ленинграде.

Артисты оркестра называют Темирканова «нашим окном в Европу». Именно с него начинается череда успешных зарубежных гастролей: с марта 1971 года оркестр выступает в европейских странах, весной 1974-го выезжает на 20 концертов в Японию, осенью 1975-го впервые концертирует в Западной Германии, в 1976-м – в Италии, а в 1977-м в США, завершая гастроли 4 и 5 марта в нью-йоркском Карнеги-холле. Зарубежная пресса пестрит эпитетами превосходных степеней:

«Так могут играть только люди, для которых музыка – не эстетическое наслаждение, а главный нерв жизни» (Land og Folk, Дания, 1971 год).

«Только немногим оркестрам мира удается добиться подобного совершенства в интерпретации музыки Чайковского, какое блестяще продемонстрировал ленинградский оркестр. Восхищает мастерство музыкантов. Кажется, нет пределов их техническим возможностям.» (Trouw, Нидерланды, 1973 – после концерта в Консертгебау).

«Ленинградский оркестр великолепен. Особенно хорош звук струнной группы, а первые пульты оркестра, безусловно, высшего международного класса.» (The New York Times, США, 1977).

Стоит ли говорить, как важна была для самоощущения артистов оркестра, для их творческого роста такая оценка критики!

© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

19 апреля 1976 года Юрий Темирканов становится художественным руководителем и главным дирижером Театра оперы и балета имени Кирова. На заранее запланированные гастроли в США он уже летит как приглашенный дирижер, в этом качестве дает и 7 концертов с Симфоническим оркестром в Большом зале в сезоне 1976/77, а в следующий раз появится за пультом коллектива лишь на юбилейном вечере оркестра 20 мая 2001 года.

1977–2018. Александр Дмитриев

В марте 1977 года Симфонический оркестр возвращается с американских гастролей, а 6 апреля пост его художественного руководителя и главного дирижера занимает Александр Дмитриев. С ним связаны следующие четыре 10-летия в истории коллектива.

Александр Дмитриев и Академический симфонический оркестр
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

У Дмитриева другой стиль руководства, тип темперамента. Создавая целое, он точен, тщателен в мельчайших деталях. Это отмечает и зарубежная пресса уже на первых его гастролях:

«Слушая оркестр, которым дирижировал Александр Дмитриев, можно подумать, что для исполнителей не существует технических трудностей – все внимание исполнители и дирижер сосредоточивают на интерпретации» (Глас велькопольски, Польша, 1977)

«Ленинградский симфонический оркестр является выдающимся ансамблем, имеющим великолепные достоинства... Дирижер Александр Дмитриев показал себя прекрасным музыкантом, обладающим точной дирижерской техникой и с уверенностью исполнившим все произведения. Он является истинным служителем музыки» (Wiener Zeitung, Австрия, 1978).

Успешно оркестр выступает и на домашней площадке. Премьеры своих сочинений ему доверяют композиторы Вениамин Баснер и Геннадий Банщиков, Сергей Баневич и Юрий Фалик, Сергей Слонимский и Борис Тищенко, Андрей Петров и Владислав Успенский. Своими первыми авторскими концертами в Большом зале дирижирует Кшиштоф Пендерецкий (1980, 1983). Важным композитором для музыкантов остается Шостакович и, конечно, его «Ленинградская» симфония, неразрывно связанная с историей коллектива. 27 января 2005 года в Большом зале оркестр исполнил ее под управлением Максима Шостаковича в рамках мировой премьеры проекта «Синемафония», а 9 мая 2005 года повторил в этом же формате в лондонском Королевском Альберт-холле.

© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

В декабре 1981 года в филармонии к 50-летию Симфонического оркестра проходит цикл концертов под управлением Арвида Янсонса, Василия Синайского, Пеэтера Лилье, Александра Лазарева. Юбилейную серию завершит торжественным вечером 28 декабря Александр Дмитриев. В 1985 году Симфонический оркестр получит звание «академический».

Празднование 50-летия АСО
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

В 1994 году в оркестре – впервые в его истории – появляется должность второго дирижера. Ее займет Владимир Альтшулер. Много лет он играл в коллективе в группе альтов, в 1979–1994 был ее концертмейстером, а с 1992 года выступает с коллективом за дирижерским пультом. Ученик Дмитриева (в его классе оперно-симфонического дирижирования получил второй консерваторский диплом), он разделяет воспитанные учителем методы тщательной работы с оркестром и стремление к стилевому многообразию репертуара. 

Владимир Альтшулер
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Под управлением Альтшулера в Большом зале прозвучали, среди прочего, все симфонии Брукнера (в 1994–2003), неизвестные кантатно-ораториальные сочинения Дворжака (Лужанская месса), Мендельсона («Хвалебная песнь»), Орфа («Бернауэрин»), Танеева («Памятник»), Типпета («Дитя нашего времени»), премьеры четырех симфоний Слонимского.

Такой тон репертуарной политики Академического симфонического оркестра задает Александр Дмитриев. Благодаря ему впервые в Петербурге звучат грандиозная Восьмая симфония Малера (1992), концертные исполнения опер «Дитя и волшебство» (2008) Равеля, «Пеллеас и Мелизанда» Дебюсси (фрагменты в 1999, полностью в 2010). Дмитриев на «ты» с ХХ веком. Он включает в свои программы опусы Веберна, Вольфганга Рима, Ксенакиса, Джона Адамса.

Новых для публики и редко исполняемых сочинений немало и в программах приглашенных дирижеров. Под управлением Эдуарда Серова оркестр исполняет кантату Дебюсси «Блудный сын» (2003), ораторию Сен-Санса «Потоп» (2005) и Торжественную мессу святой Цецилии Гуно (2006), с Александром Титовым – премьеры «Торжественной японской музыки» Рихарда Штрауса и симфонии для фортепиано с оркестром «Метамузыка» Валентина Сильвестрова (солист Алексей Любимов). Две событийные премьеры оркестр представляет в 2011 году: «Орфической трилогией» Владимира Дукельского (в рамках фестиваля «Дягилев. P.S.») дирижирует американец Скотт Данн, ранней оперой Дебюсси «Родриго и Химена» – француз Даниэль Кавка (в рамках перекрестно года России-Франции). Среди других премьер, представленных в программах Василия Петренко, Федерико Мондельчи, Владимира Вербицкого – сочинения Джорджа Крама, Гоффредо Петрасси, Луиджи Ноно, Дьердя Лигети, оратория «Пляска мертвых» Онеггера (2014).

Солист – Вадим Репин
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Музыканты АСО мастерски владеют и «легким» жанром. Большой популярностью у публики пользуются новогодние программы из музыки семейства Штраусов, концерты с саундтреками из отечественных, американских, французских, итальянских фильмов. Они звучат в рамках молодежного абонемента «Концерты во фраках и джинсах», непременным участником которого с момента основания цикла в 2008 году стал Академический симфонический оркестр. За эти годы оркестр сыграл в абонементе не только популярную классику и киномузыку, но и фрагменты из мюзиклов Ллойда Уэббера, Бернстайна, петербургскую премьеру серьезнейшего сочинения для хора, солистов, оркестра и органа Эдуарда Артемьева «Девять шагов к Преображению» (2019).

Хорошо знает коллектив и аудитория детских абонементов, юным меломанам музыканты представили увлекательную классику, сочинения петербургских авторов, специально созданные по сказкам маленьких слушателей абонемента, музыку Ховарда Блейка к мультфильму «Снеговик» (его одновременно показывали на экране), фантазию для флейты с оркестром Джона Корильяно «Повелитель крыс». Солировал в фантазии Георгий Долгов – 1-я флейта Академического симфонического оркестра.

Первые голоса оркестра нередко выступают с коллективом как солисты, играют и в Малом зале филармонии. Это нынешний концертмейстер коллектива Александр Шустин и второй концертмейстер оркестра Михаил Крутик, концертмейстеры групп – Даниил Меерович (альт) и Сергей Печатин (виолончель), духовики Алексей Цес (гобой), Адиль Федоров и Ренат Раков (кларнеты), фаготисты Андрей Кунявский и Дмитрий Красник, арфистка Екатерина Семион, пианист Николай Мажара. Внутри коллектива существует Камерный оркестр филармонии, созданный еще в 1963 году как Ансамбль солистов СО, а также Квартет имени Стравинского – продолжатель традиций Струнного квартета СО.

Квартет им. Стравинского, Малый зал филармонии
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Среди солистов, выступающих сегодня с оркестром – и совсем молодые, и опытные артисты – из России, Германии, Австрии, США, Великобритании. В английских гастролях Академического симфонического оркестра в октябре 2017 года участвовали пианисты Питер Донохоу и Джон Лилл.

Это были последние совместные гастроли оркестра с Александром Дмитриевым и Владимиром Альтшулером. Британская пресса отметила мастерство петербургских музыкантов:

«Симфония № 6 си минор («Патетическая» симфония) Чайковского, прощальное слово композитора и последнее произведение, исполненное при его жизни, считается одной из вершин его творчества. Дмитриев дирижировал оркестром легко и без лишних украшательств, терпеливо добиваясь от своих музыкантов максимальной страстности и эмоциональности» (о концерте 20.10.2017 в Лондоне, Bachtrack).

«Игра музыкантов стала отточенной, словно Альтшулер держал в руках не дирижерскую, а волшебную палочку. Это было строгое исполнение без капли случайности, но с непрерывным развитием и размахом, который отступал лишь на секунды, чтобы дать кларнету сыграть его элегантно выстроенное соло. Дирижер упорно двигался к финалу, а медные и струнные отзывались на команды с восхитительной быстротой» (о концерте 29.10.2017 в Эдинбурге, Classical Source).

Александр Дмитриев, закрытие сезона 2014/2015 года
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

В марте 2018 года Александр Дмитриев даст со своим оркестром три концерта в Испании, 28 июня проведет в Большом зале последний концерт в статусе художественного руководителя и главного дирижера оркестра, а 29 июня, после 41 года работы, оставит пост. Его следующие концерты пройдут в звании дирижера-лауреата Академического симфонического оркестра филармонии.

2018 и далее

Сегодня с оркестром работает два дирижера – Владимир Альтшулер и Николай Алексеев. Впервые он встал за пульт АСО в декабре 1987 года, с 2000-го, уже как штатный дирижер ЗКР, появлялся во втором оркестре эпизодически, а в сентябре 2018-го принял обязанности фактического руководителя АСО. С Алексеевым оркестр играет на открытии сезонов, под его эгидой проходит творческий конкурс в оркестр. С ним оркестр выезжал в сентябре 2019 года на четыре концерта в Китай.

Николай Алексеев
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

С марта 2020 года из-за пандемии коронавируса концертная деятельность АСО, как и всех творческих коллективов мира, встала на паузу. Но как только открылись залы, оркестр с радостью начал выходить на сцену – под управлением Николая Алексеева и Владимира Альтшулера, Дмитрия Лисса, Феликса Коробова и Андрея Аниханова, Аркадия Штейнлухта и Алексея Ньяги исполнил интересные программы. Важнейшие среди них – в цикле, посвященном 100-летию филармонии. В ее истории достойные страницы принадлежат Академическому симфоническому оркестру.

И. Р.




Другие материалы

Государственная капелла УССР «Думка»

Государственная капелла УССР «Думка»

Хор 1920
Рут Поссельт

Рут Поссельт

Скрипка 1914–2007

Сделали

Подписаться на новости

Подпишитесь на рассылку новостей проекта

«Кармина Бурана» Карла Орфа Феликс Коробов и Заслуженный коллектив

Карл ОРФ (1895–1982) «Кармина Бурана», сценическая кантата на тексты из сборников средневековой поэзии для солистов, хора и оркестра Концертный хор Санкт-Петербурга Хор мальчиков хорового училища имени М.И. Глинки Солисты – Анна Денисова, Станислав Леонтьев, Владислав Сулимский Концерт проходит при поддержке ООО «МПС»