Персоны

Эгон Петри

1881–1962
© Wikimedia Commons
Эгон Петри

Биография

Петри Эгон – немецкий пианист, первый пианист, приехавший на гастроли в СССР.

Отец Эгона Петри, голландец по происхождению, был концертмейстером Королевской оперы Ганновера (в этом городе Эгон Петри и родился), затем Лейпцигского Гевандхаус-оркестра, а позже Дрезденской оперы. В доме Петри бывали Брамс, Малер, Григ, Антон Рубинштейн. Приходил и Бузони, именно встреча с ним оказывает решающее влияние на выбор молодого музыканта между скрипкой и фортепиано, и Эгон Петри поступает к Бузони в Берлинскую Высшую школу музыки.

Отношения между учителем и учеником сохранились на долгие годы. Бузони рекомендовал молодого пианиста в концертные залы Европы, пригласил его в соредакторы 25-томного издания клавирной музыки Баха, а сочинения и транскрипции Бузони занимали важное место в репертуаре Петри. Неудивительно, что Петри увлекала и педагогическая работа: в разные годы он преподавал в Музыкальном колледже в Манчестере (там у него учился Джон Огдон), Берлинской Высшей школе музыки, на мастер-курсах в польском Закопане, а после переезда в США в конце 1930-х годов – в Корнуэльском университете в Калифорнии, Музыкальном колледже в Окланде.

До конца 1940-х годов Эгон Петри гастролировал по всему миру. В 1923 году он дал концерты в Москве и Петрограде. Не исключено, что на этот экстравагантный поступок (Россия пугала Запад) его вдохновил опыт Феруччо Бузони, который в 1890 году приезжал в Петербург на организованный Антоном Рубинштейном Первый международный конкурс пианистов и композиторов. Получив первую премию как композитор, Бузони тогда выступил в Зале Дворянского собрания как пианист, исполнив 3 марта 1890 года Концерт Шумана под управлением Антона Рубинштейна. На этой же сцене, уже в Петроградской филармонии, в декабре 1923 года выступит Эгон Петри.

Не удивительно, что о первом пианисте, прорвавшем культурную блокаду, наперебой писали музыкальные обозреватели Петрограда, Харькова (с 1924-го Петри играет и в тогдашней столице Украины), Москвы. Пресса в основном хвалебная. В текстах встречаются и забавные вещи, которые, впрочем, относятся не столько к Эгону Петри, сколько к атмосфере того времени. В статье «Грустные курьезы. О рецензиях» («Рабочий зритель», Москва, № 29, 1925) автор иронически замечает:

«Музыкальный сезон начался. Появились на заборах афиши о концертах и исполнительских вечерах, начали появляться и первые рецензии в журналах и газетах. Я не знаток музыки, не разбираюсь во всех тонкостях этого искусства. На концертах я просто „публика“. И, грешный человек, рецензии почитываю. Люблю послушать умных, сведущих людей.

<…> Ведь не знал же я до весны прошлого года, что „Кампанелла“ Листа сугубо революционная вещь. Думал, просто звонят себе колокола и колокольчики на католической колокольне и хорошо звонят, особенно в исполнении такого мастера, как Э. Петри. А оказывается, что я не только обыватель, но и круглый невежда. И если бы т. Гр. Бэрг (Раб. Зритель № 15) не раз’яснил мне, так я и до сих пор не знал бы что „Кампанелла“ Листа это — „исключительное по яркости и красоте произведение, изображающее фигуру Кампанеллы — знаменитого революционера Средневековья, автора „Города солнца“, одного из родоначальников утопического социализма“... И что „в исполнении Петри она теряет всякие следы революционного огня, насквозь пропитывающего эту вещь“.

Вот что значит говорить о музыке и исполнителях с „марксистской“ точки зрения».

В Большом зале Эгон Петри играет до 1937 года, отдавая предпочтение сольным концертам. Всего их будет двадцать один: в 1923-м – три, в 1924-м – шесть, в 1925-м – два, а еще сонатный вечер со скрипачом Йожефом Сигети и дуэтный концерт с учеником Бузони пианистом Лео Сиротой, в 1926 и 1927 годах – по одному, а после длительного перерыва в 1936-м и 1937-м – по четыре.

В сольных программах пианиста основное место занимали Бетховен, Лист, Шопен, Брамс, а также Бах и Бузони. На вечере 28 декабря 1926 года он играет и русскую музыку композиторов-эмигрантов: «Петрушку» Стравинского, две прелюдии Рахманинова и две «Сказки» Метнера. Прелюдии и Сказки Петри повторит и на одном из своих последних концертов в Ленинградской филармонии 14 апреля 1937 года, добавив к русскому блоку Токкату только что вернувшегося в СССР Прокофьева.

С Филармоническим оркестром Эгон Петри играет редко, по одной программе в 1923, 1924, 1935 и 1937 годах – под управлением Самуила Самосуда (№ 1 Листа), Владимира Дранишникова (сразу три концерта – № 20 Моцарта, № 5 Бетховена и № 2 Листа), а в 1930-е годы – Фрица Штидри, который дирижировал и на последнем выступлении Эгона Петри в Большом зале 3 мая 1937 года, когда пианист исполнил с оркестром Второй концерт Листа и Второй концерт Брамса.




Другие материалы

Александр Спендиаров

Александр Спендиаров

Композитор 1871–1928
Ксения Аленева

Ксения Аленева

Сопрано 1893–1977

Сделали

Подписаться на новости

Подпишитесь на рассылку новостей проекта

«Кармина Бурана» Карла Орфа Феликс Коробов и Заслуженный коллектив

Карл ОРФ (1895–1982) «Кармина Бурана», сценическая кантата на тексты из сборников средневековой поэзии для солистов, хора и оркестра Концертный хор Санкт-Петербурга Хор мальчиков хорового училища имени М.И. Глинки Солисты – Анна Денисова, Станислав Леонтьев, Владислав Сулимский Концерт проходит при поддержке ООО «МПС»