Персоны

Александр Дмитриев

Род. в 1935
Фото С. Левшина Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича
Александр Дмитриев

Биография

Дмитриев Александр Сергеевич – дирижер, с 6 апреля 1977-го по 29 июня 2018 года художественный руководитель и главный дирижер, а затем дирижер-лауреат Академического симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии.

Игре на скрипке Александр Дмитриев начал учиться в Новосибирске. Сюда семья шестилетнего мальчика прибыла в эвакуацию с оркестром Ленинградской филармонии, в котором с 1938 года играл на ударных инструментах его отец – Сергей Васильевич. Весной с отцом и мамой Марией Александровной сажали картошку (огороды выделяли всем оркестрантам), благодарную землю Александр Сергеевич Дмитриев помнит и сегодня: сажали один мешок, а выкапывали к осени восемь-девять.                 Группа исполнителей на ударных инструментах оркестра ЗКР, 1947 год. Дмитриев С. В. отец Александра Дмитриева.
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Огород был и у скрипачки Заслуженного коллектива Эстер Лерман, ее отец Меер Моисеевич стал первым учителем Дмитриева. Но занятия скрипкой продолжались недолго, как и учеба в общеобразовательной школе. В октябре 1943 года, во время дворовой мальчишеской игры «в войну» (во что еще было играть тогда?) первокласснику Дмитриеву попал в левый глаз осколок от брошенной бутылки («гранаты»), стекло врачи удалили, но зрение не восстановили. Школу придется бросить. Зато отец чаще берет сына на репетиции: именно в Новосибирске он впервые услышит симфонический оркестр.

Учиться пойдет только в Ленинграде: в сентябре 1944-го, после возвращения из эвакуации, Александра Дмитриева принимают сразу во второй класс Хорового училища. Здесь и определяется будущая судьба музыканта. Об училище он всегда говорит с благодарностью – прекрасное образование, профессиональное обучение игре на фортепиано у Лидии Федоровны Лапчинской и скрипке у Семена Аркадьевича Аркина, концертмейстера Оркестра Радиокомитета и участника блокадного исполнения 7-й симфонии Шостаковича. И, конечно, уроки хорового пения: здесь происходит практическое знакомство с музыкой разных эпох и стилей, рождается чувство профессионального братства и пиетет перед учителями. Среди них – и руководитель хора Палладий Андреевич Богданов, и директор Капеллы Георгий Александрович Дмитревский. К нему в 1953 году на факультет хорового дирижирования Дмитриев поступает в консерваторию, но уже к середине первого курса, после внезапной смерти Дмитревского, оказывается в классе Елизаветы Петровны Кудрявцевой, она и будет его главным наставником. Параллельно Дмитриев занимается на теоретическом факультете у профессора Юрия Николаевича Тюлина, диплом хорового дирижера получает в  1958-м, теоретика – в 1960 году.                       © Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

В годы учебы случится и первый опыт дирижирования симфоническим оркестром: готовясь к отправке студенческих коллективов на Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Москву (1957), консерватория проводит конкурс, в котором за пультом объединенных хора и оркестра стоят не только дирижеры-симфонисты, но и хоровики. Жюри, председателем которого был руководитель студенческого оркестра Николай Семенович Рабинович, присуждает победу Александру Дмитриеву. В Москве ему предстояло дирижировать кантатой «Москва» Чайковского.

На фестиваль он, впрочем, мог поехать и в составе другого студенческого коллектива – первого в СССР эстрадного вокально-инструментального ансамбля «Дружба», того самого, в котором начала карьеру студентка университета Эдита Пьеха. Ансамбль создал в 1955 году однокашник Дмитриева Александр Броневицкий, а Дмитриев пел в октете мужских голосов. Но до Москвы начинающий музыкант в тот раз так и не добрался, остался дома со сломанной ногой. На фестивале дирижировал студент Неэме Ярви.

В ансамбль «Дружба» Дмитриев уже не вернется, в 1958 поступит в аспирантуру в класс оперно-симфонического дирижирования профессора Рабиновича. Государственный экзамен, прошедший 7 мая 1961 года в Малом зале имени Глинки, одновременно становится и филармоническим дебютом Дмитриева.

Преданность и верность своим главным учителям Александр Сергеевич сохранил на всю жизнь. В 1997 году он дает в Большом зале концерт памяти Николая Семеновича Рабиновича, в 1998-м – к 90-летию со дня его рождения, в 2008-м – к 100-летию учителя. Александр Дмитриев стоит и за пультом на юбилейных вечерах Кудрявцевой – в майские дни 1994, 1999 и 2004 годов, дирижирует 3 октября 2005-го концертом ее памяти, а 20 июня 2014 года – программой к 100-летию со дня рождения Елизаветы Петровны.               © Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

В декабре 1960 года, еще аспирантом, Дмитриев начнет работать с оркестром Карельской филармонии, где вскоре займет место главного дирижера. Десятилетие, проведенное в Петрозаводске (1961–1971), будет насыщено и другими важными событиями: в 1966-м Дмитриев становится лауреатом II премии Второго Всесоюзного конкурса дирижеров (I премию завоевал Юрий Темирканов), в 1968–1969 проходит стажировку (осенний и весенний семестры) в Венской музыкальной академии.

Стажироваться в Австрию Дмитриева направляет Министерство культуры по программе студенческого обмена. У Ганса Сваровски слушает теоретические лекции – за столом с партитурами, в основном, бетховенскими (Александр Сергеевич вспоминает, что поначалу понимал примерно 80% сказанного), Карл Эстеррайхер ведет практические занятия – за пультом оркестра.

Но Вена запомнилась прежде всего другим. Входные билеты в оперу стоили 1 шиллинг, потрачено их было немало. Дмитриев переслушал здесь всего Вагнера, впервые услышал «Воццека» Берга. Попасть на концерты Венских филармоников было куда сложнее, а посещение репетиций и вовсе не разрешалось. Помог счастливый случай. В Вену приехал Давид Ойстрах, чтобы дирижировать Венским филармоническим оркестром. С великим Давидом Ойстрахом Дмитриев отправился знакомиться в отель «Империал», попросил портье соединить его со знаменитым русским гастролером по телефону, Ойстрах спустился в холл, выслушал молодого человека, назначил ему встречу перед репетицией в зале Музикферайн, там познакомил с администратором и попросил пускать любознательного стажера не только на свои, но и на другие репетиции. Отказать Ойстраху не посмели. Это была удача! Здесь Дмитриев слышал и Отто Клемперера. Позднее он вспоминал:

«Естественно, Клемперер, этот «памятник», уже был в преклонном возрасте и дирижировал сидя, но на его концерты попасть было совершенно невозможно, билеты были проданы за год. Он был очень высокого роста, и на репетиции его выводили под руки два дюжих молодца, тоже очень высоких. Он практически не говорил оркестру ни слова, дирижировал взглядом. Это был совершенно страшный взгляд, он просто гипнотизировал музыкантов, они играли, раскрыв рот. … Сейчас почти никого нет, кто застал Клемперера в живых».

Другой удачей стало посещение Зальцбурга. Автобусную поездку вдоль Дуная и его притоков организовала для иностранных студентов Вены австрийская пивоваренная компания Schwechater. Так Дмитриев оказался в Festspielhaus на генеральной репетиции «Золота Рейна», которую проводил накануне спектакля Герберт фон Караян.

Следующую стажировку Александр Дмитриев проходит в  1970–1971 в филармоническом оркестре у Евгения Александровича Мравинского. С Заслуженным коллективом Дмитриев уже хорошо знаком. В студенчестве по просьбе отца он даже однажды играл здесь на треугольнике, заменив заболевшего ударника в Первой симфонии Шостаковича, дирижировал тогда Александр Гаук. Сам Дмитриев впервые встанет за пульт коллектива в ноябре 1967 года, а уже в октябре 1969-го Мравинский берет Дмитриева на зарубежные гастроли с оркестром – в Польшу и Румынию. Затем последуют совместные туры в Великобританию, Германию, Чехию, Бельгию, Австрию, Испанию, Италию, Японию. С оркестром он выступает и в Большом зале.                        © Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Но основная работа Дмитриева в 1971–1977 связана с другим зданием на площади Искусств – Михайловским театром (тогда Малый театр оперы и балета). Как главный дирижер труппы, он ведет текущий репертуар и готовит премьеры. Самая громкая и обсуждаемая – балет Тищенко «Ярославна», поставленный режиссером Юрием Любимовым и балетмейстером Олегом Виноградовым. Но были и другие важные премьеры – опера Карла Орфа «Умница», спектакль-триптих по Глюку: I акт – «Ифигения в Авлиде» (фрагменты), III акт – «Ифигения в Тавриде», II акт – балетные сцены из этих реформаторских опер композитора. Приглашают Дмитриева дирижировать и в Берлинскую государственную оперу на Унтер-дер-Линден (тогда – ГДР): здесь он стоит за пультом на премьерном представлении оперы «Не только любовь» Щедрина, до начала 1990 года постоянно дирижирует «Евгением Онегиным», эпизодически – «Тоской» и «Фиделио». Выступает и с зарубежными оркестрами – Берлина, Дрездена, Валенсии, Лиссабона, Лилля, Гетеборга, Катовице и Будапешта, Токио и Осаки, Брюсселя, Льежа, Осло, Бергена, Загреба.

В 1985 году Министерство культуры назначает Дмитриева главным дирижером Международного молодежного симфонического оркестра соцстран. После месяца репетиций оркестр совершает концертный тур по городам Венгрии, Болгарии, Чехословакии, ГДР, Польши, завершая гастроли в Москве и Ленинграде.                     Солист – Виктор Третьяков
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

С 1977 года Александр Дмитриев гастролирует уже как главный дирижер Симфонического оркестра Ленинградской филармонии, с которым свяжет всю свою дальнейшую судьбу.

Именно с этим коллективом он впервые дает концерт на сцене Большого зала 5 февраля 1967 года в дневном абонементе «Дебюты молодых дирижеров». В этом же абонементе 15 января 1967-го в Большом зале первый раз дирижирует Юрий Темирканов. Дмитриев сменит Темирканова (он уйдет в Мариинский театр) и на посту художественного руководителя Симфонического оркестра. Первые шаги не были простыми. Музыканты оркестра привыкли к яркому, взрывному темпераменту Темирканова, которого называли своим «окном в Европу»: с ним начались систематические зарубежные гастроли. Дмитриев – по-немецки сдержанный, по-французски элегантный, негромкий, педант, жестко придерживающийся авторской партитуры. Но уже первый выезд за рубеж с оркестром поддерживается западной критикой самыми лестными эпитетами. Интерес вызывают и выступления коллектива на домашней площадке.

Внешняя сдержанность органично сочетается у Дмитриева с внутренней свободой. Она проявляется прежде всего в многообразии репертуара. Репертуарные предпочтения у дирижера, конечно, есть. Важнейшая сфера его интересов – французская музыка. О «первой любви» к ней Дмитриев рассказывал уже в 2016 году:

«Как-то приехал знаменитый дирижер Андре Клюитанс с оркестром французского Радио [майские гастроли в 1959], играли французскую музыку. Играли, конечно, потрясающе, тем более что наш оркестр тогда французской музыки почти не исполнял. И вот это был человек, у которого было, что называется, все – и внутри, и в руках, и он произвел на меня потрясающее впечатление. Возможно, я и тогда, и даже сейчас, подражаю его дирижированию, очень изящному».

Французский выбор Дмитриева сосредоточился на Дебюсси и Равеле (они, кстати, преобладали в программах гастролей Клюитанса). Со своим оркестром в разные годы в Большом зале он исполнял «Море», «Ноктюрны», «Послеполуденный отдых фавна» Дебюсси, впервые представил в концертном исполнении его оперу «Пеллеас и Мелизанда» – в марте 1999 фрагменты, в ноябре 2010 полную версию. Под управлением Александра Сергеевича в филармонии прозвучали и оперы Равеля – «Испанский час» (2009), «Дитя и волшебство» – ее показали в детском абонементе 24 мая 2008 года со специально изготовленными студентами Мухинского училища масками для персонажей. Когда филармония решила познакомить юных слушателей с этой чудесной музыкой Равеля, то в выборе дирижера не было сомнений: Равель чаще других звучал в программах Дмитриева – «Вальс», «Дафнис и Хлоя», «Благородные и сентиментальные вальсы», «Моя матушка гусыня», Испанская рапсодия, «Гробница Куперена», вокальный цикл «Шехерезада» и фортепианные концерты. Особенно тщательно при подготовке оперы Дмитриев работал с исполнителем главной роли – Дитя, сам отобрав для концерта юного ученика Хорового училища, которое когда-то окончил.

С пианистом Андреем Гавриловым,
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Другая сфера интересов музыканта сосредоточена на австро-немецкой музыке. Это конечно классика – Бетховен, Шуберт, Брамс (в репертуаре все симфонии), много симфоний Гайдна, значительно меньше Моцарта, но едва ли не все его фортепианные концерты – от неигранных ранних до поздних. Еще Вагнер (чаще в программах, посвященных памяти Мравинского), Рихард Штраус. С начала 1980-х дирижер обращается к Малеру, исполняет все (кроме № 3 и № 7) симфонии композитора, а громадную Восьмую («Симфонию тысячи участников») – впервые в Петербурге (в октябре 1992-го, а потом в ноябре 2010-го). С середины 1970-х в его программах появляются нововенцы. С Надеждой Юреневой Дмитриев представляет ленинградскую премьеру концертной арии Берга «Вино» (1977), с Ириной Васильевой – Четыре песни для сопрано с оркестром, соч. 13 Веберна (2011). Из Веберна под управлением Дмитриева звучат и опусы для струнного оркестра – Langsamer Satz (2002 и 2012) и Пять пьес, соч. 5 (впервые в 1979-м, возвращается к ним до 2016-го). В 1990-е он обращается и к Шенбергу: ранние «Просветленная ночь» и «Пеллеас и Мелизанда» звучат в программах с Симфоническим оркестром, атональная монодрама «Ожидание», прежде не исполнявшаяся в Петербурге, – с Заслуженным коллективом и немецкой певицей Зигуной фон Остен.

Дмитриев всегда открыт новой для себя музыке. Ему, как настоящему профессионалу, нравится пробовать ее «на вкус». Приглашают его с оркестром и на Третий Международный музыкальный фестиваль под пафосным названием «Музыка за гуманизм, за мир и дружбу между народами», который проходит в мае-июне 1988 года в  енинграде. В фестивальной программе дирижера в Большом зале звучат четыре сочинения: немцев Зигфрида Маттуса (ГДР) и Вольфганга Рима (ФРГ), болгарина Александра Райчева и француза Яниса Ксенакиса: изысканная и сложнейшая пьеса «Тростниковые заросли» исполняется в присутствии знаменитого автора. В афише нет указаний о премьерах, но можно не сомневаться, что опусы Рима и Ксенакиса русская аудитория слышала впервые. Оркестр, уже традиционно ориентированный на чтение новых партитур, гибко следовал за Дмитриевым. © Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

В программах дирижера много отечественной музыки ХХ века: из классиков это чаще Шостакович, из круга сверстников ближе всего ему Юрий Фалик. Дмитриев стоял за пультом на премьерах нескольких сочинений композитора: скрипичного концерта (солировал Виктор Либерман, ЗКР, 1972), оперы «Плутни Скапена» (концертная версия I акта, 1982), концерта-симфонии для виолончели с оркестром, посвященного Наталии Гутман и исполненного ею (1989), «Симфонических этюдов» (Концерта № 2 для оркестра), которые с 1979 года прочно вошли в репертуар дирижера.

С Юрием Фаликом он дружил. Вообще чувство профессионального музыкального братства – одно из важных в жизни Дмитриева. Тесные отношения связывали его с солистами – Борисом Гутниковым, Владимиром Крайневым (пожалуй, особенно), Наталией Гутман, Элисо Вирсаладзе. Дмитриев – прекрасный ансамблист, что ценят и опытные, и начинающие артисты. Он открыт для новых имен, для новых идей и, вопреки возрасту, для новых технологий: на «ты» с интернетом, благодаря которому общается с коллегами по всему миру и слушает музыку.                      © Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Несколько лет (1991–1998) Александр Сергеевич возглавлял оркестр норвежского города Ставангера, часто ездил дирижировать московскими оркестрами (светлановским, филармоническим, БСО им. Чайковского), отправлялся на личные гастроли с оркестрами Японии, Китая, Южной Кореи, преподавал в консерватории, и сегодня являясь ее профессором. Среди его воспитанников разных поколений – Андрей Борейко, Андрей Аниханов, второй дирижер АСО Владимир Альтшулер.

Но главным для Дмитриева всегда оставался свой симфонический коллектив. Вместе они дали 612 концертов в Большом зале, совершили десятки гастрольных поездок по стране и за рубежом, вместе отметили присвоение оркестру в январе 1985 года звания «академический» и несколько юбилейных дат – и в истории оркестра, и в неотделимой от нее биографии его руководителя. После 83-х лет, когда сил стало меньше, Александр Сергеевич Дмитриев принял решение оставить пост, получив почетный титул пожизненного дирижера-лауреата коллектива.              © Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

С Академическим симфоническим оркестром он связан уже более сорока лет. Его связь с Ленинградской-Петербургской филармонией – с довоенного, а потом и новосибирского детства. Потому на вопрос, что она значит для него, дирижер отвечает, не задумываясь:

«Для меня филармония – это дом, в котором прошла большая часть моей сознательной жизни. Здесь были и счастливые, и несчастливые минуты, и сложные, и простые. Передо мной прошла плеяда выдающихся дирижеров и исполнителей, что тоже не каждому дано, возможно, я бы даже не смог попасть на их концерты, если бы не служил здесь. И это уже счастье для человека, который всю свою жизнь посвятил музыке».

И. Р.




Другие материалы

Арвид Янсонс

Арвид Янсонс

Дирижер 1914–1984
Матвей Дрейер

Матвей Дрейер

Скрипка 1920–2001

Сделали

Подписаться на новости

Подпишитесь на рассылку новостей проекта

«Кармина Бурана» Карла Орфа Феликс Коробов и Заслуженный коллектив

Карл ОРФ (1895–1982) «Кармина Бурана», сценическая кантата на тексты из сборников средневековой поэзии для солистов, хора и оркестра Концертный хор Санкт-Петербурга Хор мальчиков хорового училища имени М.И. Глинки Солисты – Анна Денисова, Станислав Леонтьев, Владислав Сулимский Концерт проходит при поддержке ООО «МПС»