Персоны

Юрий Темирканов

род. в 1938
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича
Юрий Темирканов

Биография

Темирканов Юрий Хатуевич – дирижер, художественный руководитель Санкт-Петербургской филармонии; в 1968–1976 – главный дирижер Симфонического оркестра филармонии, с 1988-го – главный дирижер Заслуженного коллектива.

Слава пришла к Темирканову стремительно – резонансные оперные постановки, восторженные рецензии, тысячи концертов по стране и миру с лучшими оркестрами. Но первый концерт молодого музыканта состоялся на его родине, в Нальчике.

19 августа 1960 года в газете «Кабардино-Балкарская правда» появляется заметка «Дебют дирижера»:

Семь лет назад, совсем еще мальчиком, Юра по классу скрипки окончил Нальчикскую детскую музыкальную школу. Семилетнюю программу он прошел за пять лет и на экзамене показал недюжинные способности.

Шли годы напряженных занятий в музыкальной десятилетке, а затем и в Ленинградской государственной консерватории имени Римского-Корсакова, студентом которой он является и сейчас.

Но минувший воскресный день был необычным: юноша-студент – не рядовой участник коллектива, а его руководитель – дирижер. В программе концерта – Моцарт, Бетховен, Шуберт, Глинка и Чайковский. Концерт прошел с большим успехом. Молодой дирижер обнаружил очень хорошие музыкальные способности, большой темперамент, знание дирижируемых произведений.

В том, что концерт прошел на высоком профессиональном уровне, заслуга не только дирижера, но и всего коллектива оркестра с его концертмейстером В. Ф. Дашковым, который был очень чуток и внимателен к дебютанту.

Ж. Лебский»

Надо полагать, это был не только первый публичный концерт Юрия Темирканова, но и первая в его артистической жизни рецензия. Упомянутый в ней концертмейстер оркестра Валерий Федорович Дашков и стал первым учителем Темирканова. Двух братьев – Бориса и Юрия, увлеченно слушающих духовой оркестр, который играл по воскресеньям в городском саду, он увидел в 1946 году и предложил их маме отдать детей в музыкальную школу. Валерия Федоровича Юрий Темирканов всегда вспоминает с благодарностью. С любовью он говорит и о своем учителе по теоретическим предметам. Им был Трувор Карлович Шейблер (1900–1960) – выпускник Петербургской консерватории, высланный из Ленинграда еще в мае 1924 года как этнический немец, не раз потом арестованный, но в итоге, в 1947-м, обосновавшийся в Нальчике. С ним Темирканов поддерживал связь до конца жизни учителя.

Сам юный скрипач с музыкой свое будущее не связывал. Он неплохо рисовал и мечтал стать художником – как старший брат Владимир. Хотя уже в раннем детстве судьба подавала ему знаки. В самом начале войны на Северный Кавказ эвакуировали многих известных музыкантов, артистов, художников, размещением которых занимался Хату Сагитович Темирканов – начальник Управления по делам искусств Кабардино-Балкарии. В доме отца бывали Мясковский и Прокофьев, у которого трехлетний Юра Темирканов сиживал на коленях. Своих гостей Хату Темирканов познакомил с национальным фольклором. Так появилась 23-я симфония на кабардино-балкарские темы Николая Мясковского и 2-й струнный (Кабардинский) квартет Сергея Прокофьева.

Уже к концу ноября 1941 года московских знаменитостей отправили в Тбилиси – к Нальчику приближались немцы. Когда республика была оккупирована, Хату Темирканов ушел комиссаром в партизанский отряд и погиб. На руках его жены осталось четверо детей – дочь и трое сыновей, младшему Юрию было три года. На всю жизнь он запомнил, как из леса приехала телега с телом отца.

После окончания единственной в Нальчике музыкальной семилетки 14-летний подросток продолжит учебу в Ленинграде. На этом настаивают его учителя, увидевшие в талантливом мальчике перспективы. Так в 1953 году Юрий Темирканов становится учеником профессора скрипичного класса Михаила Михайловича Белякова в Специальной музыкальной десятилетке, в  1957-м поступает в консерваторию, первый диплом – альтиста – получает в 1962 году. Но уже с третьего курса понимает, что хочет быть дирижером. И параллельно с альтовым классом Григория Исаевича Гинзбурга (многолетнего участника Квартета имени Глазунова) посещает занятия корифеев дирижерской кафедры – Николая Семеновича Рабиновича и Ильи Александровича Мусина. Класс Мусина Юрий Темирканов окончит в 1966-м, у него завершит учебу в аспирантуре в 1971 году. К этому времени имя Темирканова уже на устах публики и критики. Юрий Темирканов на II Всесоюзном конкурсе дирижеров
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича, личный фонд Темирканова

В мае 1966 года консерваторский выпускник становится победителем Второго Всесоюзного конкурса дирижеров (среди лауреатов –  Александр Дмитриев, Фуат Мансуров, Юрий Симонов), который проходит в Москве. Вместо отъезда по распределению куда-нибудь в провинцию Темирканов получает место штатного дирижера Малого театра оперы и балета (Михайловского). Первый же самостоятельный спектакль – «Травиата» – сразу приносит успех, а за ним – известность.

«Ю. Темирканов проявил поэтичность, неподдельный темперамент и столь важное волевое начало. <…> У него, как говорят музыканты, ‘’понятные руки’’. Ему удалось не только подчинить себе, но и увлечь певцов и оркестр, добиться той одухотворенности исполнения, которая по сути дела составляет ‘’нерв’’ любого, а тем более музыкального спектакля».

Так пишет о дебюте Темирканова на театральной сцене Юлиан Вайнкоп в рецензии с дерзким названием «Рождение оперного дирижера» (18.10.1966, газета «Вечерний Ленинград».)

Для критиков и журналистов Темирканов – находка, источник вдохновения. Почтенный тон рецензий на концерты главной фигуры дирижерского мира Ленинграда Евгения Мравинского здесь сменяется на свободный и открытый разговор, на легкость и артистизм.

Репетиции Темирканова, его спектакли и концерты разбираются в прессе в малейших деталях, а статьи выходят под броскими заголовками: «Мысль, воля, жест» («Ленинградская правда», 8.06. 1968, в рубрике «Мастера ленинградской сцены»), «Рука, высекающая музыку» («Вечерний Ленинград», 1.02.1969), «Музыка для него – любовь великая» («Советская Россия», 3.02.1972)… © Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

С Малым театром оперы и балета Темирканов сотрудничает до 1972 года. За блестящей «Травиатой» выпускает, как дирижер и музыкальный руководитель, «Любовный напиток», «Щелкунчика», самой громкой премьерой становится «Порги и Бесс» Гершвина (1972, режиссер Эмиль Пасынков). Спектакль пробивался к зрителям не без проблем, но как вспоминал потом Юрий Хатуевич, для партийного начальства он нашел веский аргумент, объяснив, что опера эта – об «угнетении чернокожего населения в империалистической Америке».

В жизни самого Темирканова театр уже отодвинулся на второй план. Главным место реализации творческих проектов и амбиций для молодого дирижера стала Филармония.

15 января 1967 года Темирканов впервые выступает в Большом зале за пультом Заслуженного коллектива в абонементе «Дебюты молодых дирижеров», в программе – ХХ век: 1-я симфония Шостаковича, Концерт № 1 Прокофьева для скрипки с оркестром с Борисом Гутниковым, Вариации и фуга Бриттена на тему Пёрселла.

16 сентября 1967-го он открывает сезон Симфонического оркестра филармонии – 5-й симфонией Шостаковича, «Франческой да Римини» и Концертом № 1 Чайковского, солирует Рудольф Керер. На следующий день программа повторяется с изменениями: вместо Шостаковича – симфония № 4 Чайковского. Для новичка факт повтора программы беспрецедентен. © Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

27 сентября 1967 года Темирканов становится ассистентом-стажером Мравинского. Он ходит на его концерты и репетиции. Об одном случае вспоминает с неловкостью:

«Я помню во время репетиции, я был тогда стажером у Мравинского, зашел в дирижерскую и сел, потом понял, что глупость сделал, но встать и уйти еще глупее было, поэтому я сидел. Был разговор такой: Мравинский говорит: ‘’Я все не могу понять, мучаюсь... У Гайдна написано три forte. Что это означает?’’ Все говорят: ‘’Не знаю... не знаю...’’ Мравинский говорит: ‘’А я не сплю ночами, думаю...’’ И я по глупости сказал: ‘’Наверное, это мечта о большом оркестре’’. Он на меня посмотрел, ничего, правда, не сказал... И это, наверное, правда, потому что, когда Гайдн уехал в Англию, где гораздо больше оркестры были, он остался там на 10 лет, он смог услышать свою мечту».

(из интервью для digital-проекта «100 лет Филармонии»). Юрий Темирканов и Евгений Мравинский
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Но с Заслуженным коллективом Темирканов тогда выступает редко. Основные концерты (а с этого сезона они регулярны) проходят с Симфоническим оркестром. Его художественным руководителем и главным дирижером Темирканова, недавно отметившего 29-й день рождения, назначают 23 февраля 1968 года. Так начинаются 8 лет плодотворной совместной работы. Позднее Юрий Хатуевич признается:

«Собственно, второй оркестр и научил меня дирижировать. У меня и репертуара не было никакого, и мне надо было каждый раз доказывать, что я имею право перед ними стоять» (из интервью для digital-проекта «100 лет Филармонии).

Но, надо сказать, процесс этот был взаимным: Темирканов тоже научил оркестр работать по-новому. Несмотря на молодость, заручившись подписями Шостаковича, Хачатуряна, Хренникова, он добился повышения зарплат для музыкантов (они были несоизмеримы с окладами артистов ЗКР), а это, наряду с полными залами, повышало и самоощущение оркестрантов. К тому же началась череда бесконечных зарубежных гастролей, музыканты увидели мир и насладились столь важным для артистов успехом и признанием. Темирканова в оркестре сравнивали с Петром I и с улыбкой называли «нашим окном в Европу». Концерт в Софии, Болгария, 1971 год
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Зарубежные рецензии пестрят эпитетами превосходной степени, они не только о технической оснащенности оркестра, но о красоте, чувствах, вдохновении:

«Так могут играть только люди, для которых музыка – не эстетическое наслаждение, а главный нерв жизни» (Land og Folk. Дания, 1971).

«Мастерство ленинградцев, их любовь к музыке и способность чувствовать ее за нотами, вдохновляющая сила дирижера Темирканова – все это замечательно и достойно восхищения» (Svenska Dagbladet. Швеция, 1971; в статье «Божественные ленинградцы»).

«Только немногим оркестрам мира удается добиться подобного совершенства в интерпретации музыки Чайковского, какое блестяще продемонстрировал ленинградский оркестр. Восхищает мастерство музыкантов. Кажется, нет пределов их техническим возможностям» (Trouw. Нидерланды, 1973 – после концерта в Консертгебау).

«Ленинградские музыканты могут с честью соперничать с лучшими европейскими оркестрами. Под руководством такого талантливого музыканта, как Юрий Темирканов, оркестр добился исключительной сыгранности и виртуозности» (Il Resto del Carlino. Болонья, Италия, 1976).

Темирканов заражает оркестр своим чувствованием музыки (один из артистов вспоминал, что во время гастролей в Японии на финале Шестой Чайковского у дирижера катились слезы) и делает их своими союзниками, единомышленниками.

Расширяется и репертуар. Здесь у Темирканова свои пристрастия: из французов – Равель, из русской музыки – Чайковский, Рахманинов, из австрийцев – Брамс и Малер, из ХХ века – Стравинский (о репетиции «Симфонии псалмов» пишет эссе Юрий Рост), Прокофьев, Шостакович, из современников – Андрей Петров и Родион Щедрин. Так случилось, что их театральные работы стали поводом для нового поворота в биографии Темирканова.

В 1975 году Театр оперы и балета имени Кирова ставит первую оперу Андрея Петрова «Петр Первый». Главного дирижера тогда в театре не было, Константин Симеонов только покинул пост. Андрей Петров попросил Темирканова взяться за эту работу.

Юрий Хатуевич вспоминает (из интервью для digital-проекта «100 лет Филармонии):

«На один из спектаклей пришел Мравинский. Он там, наверное, не был с тех пор, как закончил работать там. Он зашел ко мне, мы покурили, он сказал прекрасные слова. Потом оказалось, что он был в Смольном и сказал: ‘’Вы ищете главного дирижера – лучшего не найдете’’. Я отказывался практически два года, хотя приходил дирижировать ‘’Петра I’’. Я не хотел идти в театр, потому что в советское время театр – это была другая организация. Каждый премьер был неприкасаем, все народные артисты СССР. И они устанавливали свои порядки в театрах. Я это знал и поэтому не хотел идти. Я долго-долго отказывался, потом меня привели в кабинет, в котором, живя в этой стране, говорить ‘’нет’’ нельзя было [речь о кабинете первого секретаря Ленинградского обкома КПСС Григория Романова, который в свое время помог Темирканову повысить зарплаты оркестру. – Ред.] ».

Официальный перевод из Филармонии в Кировский происходит 19 апреля 1976 года. С театром и «Петром Первым» в 1976 году он поехал на свои первые гастроли в статусе художественного руководителя и главного дирижера в Москву. В Театре им. Кирова с Юрием Марусиным
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича. личный фонд Юрия Темирканова

Вскоре состоится и дебют Темирканова в столичном Большом театре – новая опера Щедрина «Мертвые души». Щедрин был очень близким Темирканову композитором. С  вторым оркестром Филармонии он исполнил в 1970-е концерты для оркестра Щедрина «Озорные частушки» и «Звоны» (ленинградская премьера), «Кармен-сюиту» и сюиту из оперы «Не только любовь», «Поэторию» и симфонию № 2, с автором за роялем – фортепианные концерты №№ 1, 2, 3 (впервые в Ленинграде). Неудивительно, что, когда в планах Большого театра появилась опера «Мертвые души», композитор видел музыкальным руководителем постановки только Темирканова – они были единомышленниками. Премьере, состоявшейся 7 июня 1977 года (режиссер Борис Покровский) предшествовали месяцы бурной подготовки, жизни на два города.

Через полтора года спектакль перенесли на сцену Кировского театра. 23 декабря 1978-го на ленинградскую премьеру собрался весь город. Впрочем, аншлаги стали в театре нормой, а темиркановские премьеры вызывали настоящий ажиотаж у публики, споры критиков, интерес у коллег.

В содружестве с режиссером Борисом Покровским художественный руководитель театра Юрий Темирканов представил на сцене «Войну и мир» Прокофьева (27.12.1977) и «Бориса Годунова» Мусоргского (1986), феерию «Маяковский начинается» Андрея Петрова (к 200-летию театра, 13.04.1983, постановщики Наталья Касаткина и Владимир Василёв). В операх Чайковского «Евгений Онегин» (13.11.1982) и «Пиковая дама» (25.12.1984) Темирканов выступает не только как музыкальный руководитель, но и как режиссер-постановщик. В репертуаре Мариинского театра эти его спектакли сохраняются и сегодня. © Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича, личный фонд Юрия Темирканова

В мире театра Темирканов чувствует себя свободно, «мир игры» ему близок. Он заядлый театрал – не пропускает спектаклей в БДТ (где, кстати, в студенчестве играл в оркестре), приезжая в Москву, ходит в столичные театры. Среди актеров и режиссеров у него немало друзей. Но не расстается дирижер и с симфонической музыкой. Его концерты проходят теперь главным образом за рубежом.

Первая поездка состоялась вскоре после победы на Всесоюзном конкурсе по приглашению председателя жюри Кирилла Кондрашина, который на тот момент возглавлял оркестр Московской филармонии.  этим коллективом и Кондрашиным Темирканов и едет в тур по США, принесший молодому музыканту первую международную известность.

В США он будет гастролировать еще много раз – с Кливлендским, Чикагским, Сан-Францисским оркестрами, тесно сотрудничает с Филадельфийским оркестром, в 1986 году выступает с Нью-Йоркским филармоническим: это был первый культурный контакт СССР и США после многолетнего перерыва, связанного с обострением отношений из-за вхождения советских войск в Афганистан, и выступление Темирканова в Линкольн-центре (солировал Николай Петров) вызвало невероятный интерес у американской публики. Опубликованная в «Советской культуре» (11.01.1986) рецензия «Под возгласы ‘’браво!’’» приводит слова Темирканова, актуальные и сегодня:

«Я не в первый раз в США, но после этого выступления у меня осталось какое-то особенное ощущение. Дело в том, что это первый концерт советских артистов в Америке после семилетнего перерыва. И меня поразило не только великолепное исполнение Нью-Йоркским симфоническим оркестром произведений программы, но и реакция публики. Такие встречи помогают открыть двери между нашими двумя странами. Они свидетельствуют, что народы СССР и США могут и должны лучше понять друг друга. Мы должны встречаться, общаться и дружить, чтобы не случилось самое страшное».

Уже позже начнется тесное сотрудничество с зарубежными коллективами на постоянной основе. В 1992–1998 годах Темирканов – главный дирижер лондонского Королевского филармонического оркестра (работать начал как главный приглашенный еще в 1979-м), в эти же годы (1992–1997) – главный приглашенный дирижер Дрезденского филармонического оркестра, а потом и Национального оркестра Датского радио (1998–2008), в 2000–2006 – главный дирижер Балтиморского симфонического оркестра, в 2010–2012 – музыкальный директор Королевского театра Пармы.

Но активные гастроли начались уже в 1970-е, и с приходом в Кировский театр мест самореализации, как симфонического дирижера, у Темирканова предостаточно. Тем не менее на сцену из оркестровой ямы он выводит и оркестр Кировского театра, утверждая:

«Я не о себе думал, когда что-то переворачивал в театре. Я думал о том, что оркестр, который ежедневно сопровождает певцов, постепенно превращается в немузыкантов. А исполнение симфоний – это другой мир, другое отношение, он не в яме, он на сцене. Музыкант больше понимает, кто он есть. Поэтому он должен понимать, что он главный, рядом с солистом. Поэтому нужно было играть симфонические концерты. И я стал вывозить отдельно оркестр за рубеж». (Из интервью для digital-проекта «100 лет Филармонии).

Возрождение симфонических концертов в Кировском началось 14 апреля 1978 года с программы из увертюры к «Руслану и Людмиле» Глинки, Скрипичного концерта Чайковского (Борис Гутников), симфонии № 2 Рахманинова. Симфонические вечера в театре станут традиционными.

Несколько редких концертов музыкантов проходят и в Большом зале филармонии: Реквием Моцарта (25.11.1983), «Иоланта» (2.12.1985), симфония № 3 Малера (23.06.1986), «Манфед» и Скрипичный концерт (Олег Каган) Чайковского (23.02.1987). Еще два концерта (27 и 28.03.1987) Темирканов дает в Филармонии с Симфоническим оркестром Би-Би-Си (Бриттен, Прокофьев, Холст).

Дирижировать филармоническими оркестра Темирканова не приглашают с июня 1977 года.

Из интервью для digital-проекта «100 лет Филармонии» (2018):

«Честно говоря, я жаловался. Может, это не очень хорошо. Но ничего не помогало. Упрямство у меня было победить... Ведь это противоестественно, если я живу в этом городе, и в Филармонии ни одного концерта у меня нет. Правда...

Дело в том, что, когда я жаловался, мне говорили: ‘’Да-да. Подождите... Там Евгений Александрович... Кроме вас никого нет’’. Это многократно мне говорили. Я им отвечал так: ‘’Да я не жду ничьей смерти! Дай Бог им всем здоровья! Дайте мне просто дирижировать!’’

Когда не стало Мравинского, в Обкоме поменялось руководство, и там были люди, которые не очень хотели, чтобы я пришел сюда. Во-первых, я не очень подлизывался, во-вторых, характер у меня был не очень для них. И они впервые в истории в нашей стране объявили конкурс, тайное голосование за приглашение главного дирижера. И для них стало огромной неожиданностью, что проголосовали за меня. Я даже помню их лица. Они были просто красные».

9 апреля 1988 года Юрий Темирканов оставляет театр и возвращается в Филармонию как художественный руководитель и главный дирижер Заслуженного коллектива. С 1 июля 1995-го он совмещает эту должность с позицией художественного руководителя Филармонии, а 22 октября 2001 года официально занимает этот пост. © Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Отношения с Заслуженным коллективом Темирканову пришлось выстраивать заново. «Старая гвардия» оркестра с трудом приспосабливалась к новому стилю руководства – не авторитарного, а партнерского. Сместились и другие акценты: при всей важности тщательной репетиции главным стало концертное выступление, когда артисты встречались на сцене с публикой и рождалось вдохновение.

Музыканты вспоминают, что на первой репетиции Темирканова были очень напряжены, насторожены, ни единой улыбки на лице. И сразу же услышали вопрос от дирижера «Неужели я заслужил такое отношение?»

Признается и Темирканов (из интервью для digital-проекта «100 лет Филармонии»):

«Это было самое сложное в первые годы. Потому что музыканты чувствовали, что они не имеют никакого отношения к тому, что они играют. Мне очень важно было, чтобы они думали, чтобы они соглашались, чтобы они понимали, что я им говорю. Для них было странно, когда я говорил: ‘’Ваши лица не соответствуют тому, что вы играете’’.

Если дирижер рассказывает музыкантам, что написано и как это сделать и даже не говорит, что у Прокофьева это так, а у Моцарта – так... Если они не знают, что на концерте все должно быть так, как будто музыка не отрепетирована несколькими тяжелыми днями, а как будто музыка сейчас рождается... А если ты репетируешь ritenuto или accelerando, то это рождение пропало, живой концерт пропал. Почему люди хотят прийти на концерт? Только поэтому, в конце концов».

За живой музыкой, за вдохновением публика шла на концерты Темирканова и в Петербурге, и за рубежом. Концерты в Золотом зале Вены, в амстердамском Консертгебау, лондонском Альберт-холле, парижском Театре Елисейских Полей, длительные туры в Азию и в США, открытие сезона в нью-йоркском Карнеги-холле, выступления в лучших залах Германии, Испании, Италии…

«Кто хочет узнать, чем симфоническая лучина отличается от филармонической божьей искры, тому следует услышать оркестр Санкт-Петербургской филармонии под чутким управлением Юрия Темирканова без дирижерской палочки» (Die Welt. Гамбург, 2009).

«Как удается Темирканову каждый раз сотворять чудо в своих интерпретациях? – загадка. Гениальность – по ту сторону великолепного звука, бьющего ключом из любого оркестра, каким бы он ни дирижировал, но особенно, когда он выступает со своими петербуржцами» (Il Sole 24 Ore. Милан, 2010).

«Столько раз слышанный в последние годы в Риме – часто с выдающимися исполнителями: Риккардо Мути, Антонио Паппано, Зубин Мета, Жорж Претр, Даниэль Баренбойм – Реквием вернулся в аудиторию в интерпретации великого русского дирижера Юрия Темирканова… В первый вечер (Реквием исполнялся трижды) – триумфальные аплодисменты и standing ovation в адрес маэстро... … с самого первого появления в Италии Темирканов стал любимцем публики, как один из наиболее аутентичных представителей русской музыкальной традиции» (Il Messaggero. Рим, февраль 2011).

«Темирканов – блестящий и благородный лидер, дирижирующий с вежливой недосказанностью, скорее выманивающий звучности из оркестра, чем старающийся силой добиться результата. Уши млели в блаженстве почти тактильных ощущений – пыхтение контрабаса, текучее бормотание деревянных духовых, удивление от прекрасно сбалансированных струнных, дюжины голосов, сплетенных в единый клубок, звучащий шар, парящий над сценой» (The Washington Post. 14.02.2014).

«Слышать Заслуженный коллектив России с русским репертуаром – всегда привилегия, и их первый вечер на BBC Proms под управлением Юрия Темирканова был во многом вне критики. Если признак великой интерпретации заключается в том, чтобы представить нам знакомое сочинение как в первый раз, то оба сочинения – и Второй фортепианный концерт Рахманинова, и «Шехеразада» Римского-Корсакова – были гениальны» (The Guardian. 13.09.2015).

«Легкими, будто невесомыми руками – трепещущими, взывающими, поглаживающими, а иногда внезапно падающими  – Темирканов держит оркестр, не отпуская ни на мгновение. Даже в те моменты, когда, казалось бы, маэстро ничего не делает» (Die Presse.  Об исполнении 5-й симфонии Чайковского в Musiekverein, 29.05.2017).

Возобновляет оркестр гастроли и по России, выезжает в Баку, Тбилиси. Но главные события разворачиваются на сцене Большого зала филармонии. При Темирканове, так совпало, оркестр вместе со страной, переживает не лучшие времена. Но в 2000 году дирижеру удается добиться президентских грантов не только для своего оркестра: именно с этой договоренности началась история государственных грантов лучшим коллективам страны.

Авторитет Темирканова привлекает в Петербургскую филармонию прекрасных солистов. 1 декабря 1990 года в программе к 150-летию со дня рождения Чайковского (телевизионная трансляция шла на многие страны мира) выступали Джесси Норман, Ицхак Перлман, Йо-Йо-Ма и начинающий Борис Березовский. Темирканов относится к тем дирижерам, которые получают удовольствие от совместного музицирования. Под его управлением играют Элисо Вирсаладзе, Наталия Гутман, Виктор Третьяков, Мстислав Ростропович (после смерти музыканта на фестивале его памяти ЗКР выступает в Петербурге, Москве, Баку), Жак-Ив Тибоде, Нельсон Фрейре, Рудольф Бухбиндер, следующее поколение – Евгений Кисин, Вадим Репин, Николай Луганский, Денис Мацуев, Ланг Ланг, Юлиан Рахлин, Сергей Догадин… В концертах Темирканова выступают выдающиеся певцы – Дмитрий Хворостовский, Ольга Бородина, Томас Хэмпсон, Маттиас Гёрне, Анна Нетребко, Ольга Перетятько, Элина Гаранча. Приглашает Темирканов в свои программы и совсем молодых, неизвестных широкой публике артистов, которые, благодаря выступлению с большим дирижером сразу же получают известность, и для кого-то такой бонус становится стартом серьезной карьеры.

Дирижер поддерживает и юных начинающих музыкантов: с 1998 года он выплачивает именные стипендии талантливым ученикам Средней специальной школы при консерватории. С 2003 года они перечисляются из «Фонда культурных инициатив маэстро Темирканова», первоначальным капиталом которого стала присужденная дирижеру премия «Триумф». Сегодня основная забота Фонда – участие в организации Международного зимнего фестиваля «Площадь Искусств», в котором Юрий Темирканов объединил всех обитателей культурного пространства – Русский музей, Михайловский театр, Театр музыкальной комедии. Но главным действующим лицом фестиваля остается Филармония, и главной его фигурой – Юрий Темирканов.
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

В последние годы темп артистической активности дирижера снизился, это естественно. К тому же пандемия коронавируса свела на нет концертный и гастрольный график. Маэстро проводит важные для жизнедеятельности Филармонии встречи, но большую часть времени посвящает чтению.

Книги – еще одна страсть Темирканова. Они повсюду в его квартире. Читает много, взахлеб, не пропускает литературные новинки. Цитирует наизусть пространные отрывки из Гоголя и Пушкина, перед которым преклоняется, любит Хафиза (придирчив к переводам) и раннего Маяковского. Из ХХ века самым близким называет Варлама Шаламова, томик с его прозой берет с собой в гастрольные поездки.

Каждое лето Темирканов бывает в Нальчике. Он никогда не терял связь с родными краями, помогает всей своей многочисленной родне. В первых рецензиях на концерты начинающего дирижера обязательно упоминали, что он из Кабардино-Балкарии. Советская власть гордилась тем, что открыла дорогу уроженцу горного села Зарагиж автономной республики. Вскоре имя Темирканова стало брендом, и упоминание о его происхождении утратило актуальность. Но кавказские обычаи пригодилось ему и в щекотливой ситуации. Темирканову не раз предлагали вступить в партию, а когда он пришел руководить Кировским театром, этот вопрос встал особенно остро. И все попытки мягко отказаться (не готов, не дорос) здесь уже не работали. Тогда Темирканов прибегнул к непреложному аргументу, объяснив, что его старший брат – не член КПСС, а на Кавказе недопустимо, чтобы младший брат обошел старшего. Так Темирканов и остался единственным на всю страну беспартийным руководителем.

Отношения с властью у него складывались своеобразные. Власть не то чтобы его любила, скорее удивлялась ему, как инопланетянину. Как и на сцене, он смолоду сумел установить в этих «высоких» отношениях свои правила игры. В верхах его поддерживали, помогали решать вопросы, связанные с бытовой и финансовой жизнью коллективов, которые он возглавлял. Он помощь принимал, но никогда не участвовал в политической жизни – не был депутатом, делегатом, не подписал ни одно коллективное письмо, связанное с политикой. И ему как-то легко все прощали. Даже высокий чин КГБ в приватной беседе (было это в конце 1970-х) предупредил, что за дирижером следят (он и сам это заметил) и посоветовал быть осторожным. Впрочем, осторожным Темирканов никогда не был. Аккуратным – да, просчитывающим ходы – да. Но главное, он был и остается свободным, и в этой обезоруживающей обаятельности свободы и кроется вечная лояльность власти, щедро раздававшей ему звания, премии, ордена. Среди зарубежных наград – японский Орден Восходящего солнца (2015), звание Командора ордена Звезды Италии (2012). С Италией у Темирканова сложилась особая взаимная любовь, он трижды обладатель Премии Франко Аббиати как лучший дирижер года (2002, 2007, 2009), с 2015-го – пожизненный дирижер-лауреат римской Академии Санта-Чечилиа.
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Заслуги маэстро, безусловно, признал и Петербург. Приехав подростком в этот город, он был настолько восхищен его красотой, что сразу себе сказал: я буду здесь жить. В 2009 году он был избран Почетным гражданином Санкт-Петербурга.

Главной локацией в городе остается для Юрия Темирканова Большой зал филармонии. 5 июля 2013 года в «Золотой книге» автографов выдающихся музыкантов (первую запись в ней сделал в 1926 году Глазунов), Темирканов написал:

«С этим Домом связана вся моя жизнь. Прошло без малого полвека после моего первого концерта в Большом зале. Но и сегодня я испытываю благоговение перед этими стенами, хранящими память о великих музыкантах прошлых столетий».

И. Р.


ВИДЕО

Юрий Темирканов

Юрий Темирканов

Николай Луганский о знакомстве с Юрием Темиркановым

Николай Луганский о знакомстве с Юрием Темиркановым

Василий Синайский о концертах Юрия Темирканова

Василий Синайский о концертах Юрия Темирканова

Яков Милкис о гастролях Юрия Темирканова с Заслуженным коллективом России в Чикаго

Яков Милкис о гастролях Юрия Темирканова с Заслуженным коллективом России в Чикаго




Другие материалы

Константин Сергеев

Константин Сергеев

Артист балета 1910–1992
Евгения Вольф-Израэль

Евгения Вольф-Израэль

Актриса 1897–1975

Сделали

Подписаться на новости

Подпишитесь на рассылку новостей проекта

«Кармина Бурана» Карла Орфа Феликс Коробов и Заслуженный коллектив

Карл ОРФ (1895–1982) «Кармина Бурана», сценическая кантата на тексты из сборников средневековой поэзии для солистов, хора и оркестра Концертный хор Санкт-Петербурга Хор мальчиков хорового училища имени М.И. Глинки Солисты – Анна Денисова, Станислав Леонтьев, Владислав Сулимский Концерт проходит при поддержке ООО «МПС»