Персоны

Заслуженный коллектив России академический симфонический оркестр филармонии

1882
Фото: Стас Левшин
Заслуженный коллектив России академический симфонический оркестр филармонии

Биография

Заслуженный коллектив Республики академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии – первый симфонический оркестр России, созданный в 1882 году.

Весной 1988 года, вскоре после смерти Евгения Мравинского, возглавлявшего Заслуженный коллектив полвека, оркестр тайным голосованием выбрал главным дирижером Юрия Темирканова. Считается, что в практике советских оркестров это первый случай, ведь традиционно дирижеров назначали сверху. Но архивные документы утверждают: такой прецедент был, и связан он с историей того же оркестра, случившейся в 1921 году, когда филармония готовилась к своему открытию.

Но обо всем по порядку. В статье «От Придворного музыкантского хора к Государственному симфоническому оркестру Петроградской Филармонии» мы подробно рассказывали о том, как Придворный коллектив, созданный в 1882 году по Высочайшему Повелению Александра III, подошел к филармонической главе своей биографии. Напомним лишь сюжеты постреволюционных лет.

 3 марта 1917 года, сразу после Февральской революции, оркестр на общем собрании объявляет себя Государственным. 20 мая во главе оркестра становится Сергей Кусевицкий – дирижер, а не просто «начальник» – так называлась должность барона Константина Карловича Штаккельберга, который обеспечивал жизнедеятельность коллектива с момента его основания, 35 лет. Но текущими проблемами оркестра Кусевицкий занимается с неохотой, в мае 1920-го он уедет в зарубежную командировку, из которой не вернется в Россию. Устроить нормальное существование оркестру в период разрухи и голода не сможет и сменивший Кусевицкого дирижер Григорий Фительберг. По существу, оркестр сам занимается обустройством своей жизни – ищет концертные площадки, составляет программы, решает хозяйственные проблемы и вопросы хоть какого-нибудь денежного довольствия. Еще в 1919 году коллектив формирует из своих рядов инициативную группу – Совет оркестра, позднее преобразованный в Местком. В него войдут старейшие музыканты – кларнетист Антон Гришин, скрипач и альтист Николай Михайлов, виолончелист Евгений Петров, концертмейстер Виктор Заветновский, артисты Николай Манасевич (альт) и Павел Клочков (труба). Именно Совет пишет письма в высокие инстанции – в Союз работников искусств (СОРАБИС), в губернские органы власти, в Народный Комиссариат просвещения, дойдя наконец до самого народного комиссара Анатолия Луначарского. Тот понимает цену коллективу, не раз приходит ему на выручку и, наконец, 19 октября 1920 года подписывает Распоряжение, которое станет первой охранной грамотой оркестра. В этом Распоряжении впервые появляется и название – Филармонический оркестр.                     © Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

В этом же документе указана дата – январь 1919-го – с которой утверждается списочный состав коллектива. Именно от 1919 года филармония будет поначалу отсчитывать свои юбилеи.

Но положение оркестра становится все более сложным. Музыканты вынуждены подрабатывать в театрах, которые уже перевели на «первую категорию оплаты труда», многие покидают коллектив, чтобы как-то выжить. Оркестр продолжает бороться. 5 декабря 1920 года проходит экстренное общее собрание.

 Из протокола собрания (1-й пункт повестки):

«Обстоятельный доклад члена Месткома П. В. Клочкова в полной и живописующей форме открыл всю картину, весь ход дела его девятинедельного пребывания в Москве по делам оркестра. Из этого доклада Общее собрание явно увидело то грустное и тяжелое явление в безответственности, инертности и непонимании задач, которые зачастую еще встречаются в некоторых органах управления, долженствующих стоять на страже охранения, культивирования и расширения ценных и полезных в общегосударственной работе культурно-художественных аппаратов, несущих свет и просвещение.

Течение доклада выяснило Общему собранию, что в задаче оберегания и жизнедеятельности Г. Ф. О., этого рассадника высшего музыкального творчества, каким является симфоническое искусство, МУЗО [музыкальный отдел Наркомпроса] настолько беспечно отнесся к своему долгу и обязанности в этом направлении, что даже и не подумал озаботиться ходатайством о причислении этого оркестра к группе ударных учреждений, имеющих первостепенное общегосударственное значение в деле музыкального просвещения в стране».

На собрании обсуждается и кандидатура руководителя коллектива. С 25 ноября 1920 года на место заместителя директора оркестра Наркомпрос присылает из Москвы дирижера Александра Хессина, с перспективой назначения его директором. Оркестр Хессина не знает и настаивает на кандидатуре хорошо знакомого ему дирижера Эмиля Купера. Из-за него между Наркомпросом и музыкаyтами развернется нешуточная борьба. Луначарский лоббирует Хессина, из Наркомпроса идут письма, указывающие оркестру на его место в иерархии: «кандидатура директора обсуждению не подлежит». Но оркестр с этим не смиряется.              Указ об освобождении Фительберга от должности руководителя Филармонического оркестра за подписью Лурье
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Об итогах общего собрания Местком докладывает на 4-й конференции Петроградского Губсорабиса, подробно при этом освещая, с учетом политической ситуации, свою деятельность с 1917 года:

«За период с 18 марта 1917 года до 29 августа 1920 года оркестр дал 252 концерта под управлением дирижеров: Кусевицкого, Фительберга, Купера, Малько, Глазунова, Черепнина, Коутса и др. Кроме цикловых симфонических концертов, носящих строго программный характер, ГФО участвовал почти во всех выдающихся концертах-митингах и во время революционных торжеств. Выступления оркестра происходили в больших концерта-митингах, где участвовали: т.т. Луначарский, Троцкий, Урицкий, Каменев, Коллонтай, Зиновьев, Позерн, Калинин и другие; участие оркестра происходило в бесплатных концертах для рабочих и для красноармейских частей, в концертах, устраиваемых в летних колониях для детей рабочих, в «Домах отдыха для трудящихся», для учащихся I и II ступени, в концертах памяти жертв Революции, в торжественном заседании Петросовета (в память 100-летия дня рождения Карла Маркса), в концерте памяти Урицкого, в годовщину Октябрьской революции (в Смольном), в концерте памяти Карла Либнехта и Розы Люксембург, в торжественном концерте-митинге (в честь дня 50-летия рождения Ленина), в Первомайских и Октябрьских торжествах, во 2 конгрессе III Интернационала и многих других торжествах. <…> всего музыкальных произведений было исполнено – 744.
Мы считаем своим долгом заявить и подчеркнуть, что вся сказанная работа основывалась на моральной силе идейных тружеников оркестра, без какового стимула совершенно невозможно представить себе решение поставленных задач».
Мы позволим себе утверждать, что с идейной и художественной стороны сила коллектива [внимание!] ГОСУДАРСТВЕННОЙ ФИЛАРМОНИИ идет по восходящей кривой, что дает возможность широкого использования ГФО для культивирования симфонической литературы среди масс". <...>

После пространного объяснения просветительской миссии оркестра и важности симфонической музыки для народа, оркестр резюмирует свои требования:

– Приглашение на пост директора оркестра известного дирижера и музыкального деятеля Э. А. Купера
– Создание одинаковых материальных условий для артистов ГФО с артистами оркестров Академических и Государственных театров
– Закрепление зала Народного собрания /бывшего дворянского/ за Государственным филармоническим оркестром (временно концерты должны происходить в зале Народной Хоровой академии)

На череде заседаний органов власти Петрограда требования оркестра одобряются. Резолюции в поддержку ложатся на стол Наркома просвещения Луначарского. Создание филармонии он всячески поддерживает, оркестр ценит, но кандидатуру Эмиля Купера де-факто одобряет лишь 13 мая 1921 года: на утвержденном им Положении о Петроградской филармонии нарком пишет: «тов. Куперу. Проводить в жизнь».

Оркестр филармонии, 1920-е годы.
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Приказом от 14 мая 1921 года с должности директора оркестра будет уволен Сергей Кусевицкий. Эмиль Купер получит официальное назначение 16 мая.                   © Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича
Распоряжение о назначении Купера директором Государственной филармонии в Петрограде. Москва, 16 мая 1921 г.
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Так Филармонический оркестр выбрал себе руководителя и главного дирижера.

Неудивительно, что с оркестром у Купера сложились прекрасные отношения. За пультом он был требователен, строг, за кулисами согласовывал с Худсоветом и Месткомом оркестра важнейшие шаги в жизни новой организации.

Свидетельством уважительных отношений и домашней атмосферы в филармонии первых лет стала серия концертов-посвящений, прошедших во втором сезоне. 17 февраля 1923 года в Большом зале чествуют музыкантов, прослуживших в оркестре больше 20-ти лет. В связи с этим событием создается «Юбилейная комиссия», которая публикует официальное обращение:

«Все учреждения, организации и отдельные художественные деятели, желающие лично приветствовать юбиляров в день их праздника, благоволят заблаговременно уведомить об этом Управление Филармонии по указанному выше адресу [Петроград, улица Лассаля (б. Михайловская), 2]. Письменные приветствия должны быть направлены туда же».

На экстренном симфоническом концерте в этот вечер звучит посвященная оркестру «Торжественная увертюра» Глазунова под управлением автора, «Пляска смерти» Листа (солистка Ирина Миклашевская) и Симфония № 6 Чайковского – дирижирует Эмиль Купер.

© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Само чествование, как явствует из программки, проходило в антракте. Детали процедуры нам не известны, надо полагать, что в голодное время старейшие артисты получили материальное вознаграждение. Но сохранились ходатайства филармонии о присвоении трем музыкантам – Виктору Заветновскому, Александру Васильеву и Николаю Манасевичу – звания Заслуженного артиста Петроградской филармонии. В отличие от «Героев труда» филармонии, названных так для внутреннего употребления, звание «Заслуженный артист» носило официальный характер, имея республиканский статус. Ходатайства эти были удовлетворены. В день концерта в филармонию поступает поздравительная телефонограмма из Кремля:

© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Александр Васильев, звучанием фагота которого восхищались именитые дирижеры-гастролеры, прослужит в оркестре до 1947 года, его фагот хранится в Музее музыкальных инструментов. Виктор Заветновский останется концертмейстером коллектива до 1945 года. Николай Манасевич покинет страну в 1924-м.

Тогда же из Советской России уедет и Эмиль Купер. Нерешаемые хозяйственные вопросы, бесконечное сокращение штатов, отсутствие налоговых льгот заставят его 22 октября 1923 года отказаться от должности директора, а в мае 1924-го он отправится в заграничную командировку, из которой назад уже не вернется.

В оркестр назначают нового главного дирижера. Это Валериан Бердяев. Оркестр его не принял. После тщательной работы с Купером манера Бердяева казалась музыкантам неряшливой, излишне эмоциональной. Его концерты в Большом зале посещает все меньше и меньше публики. Не привечает нового главного дирижера и критика, отвечая на его последний концерт резким фельетоном. Уже в конце сезона 1924/1925 Бердяев вынужден покинуть филармонию, проработав с оркестром лишь год.                 © Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Сезон 1925/1926 оркестр проводит без руководителя. Чаще других за дирижерским пультом будут появляться Александр Гаук (13 раз), Николай Малько (10 раз), Владимир Дранишников (9 раз), из иностранцев – Фриц Штидри(10 раз). Трое из четверых в разное время займут место главного дирижера оркестра. Пока же выбор идет между Гауком и Малько. Им доверяют политически важные концерты сезона – для сотрудников Наркомпроса, памяти Ленина, в годовщину Октябрьской революции. И это знак.

В  1926 году в журнале «Жизнь искусства» (№ 14) публикуется рецензия на мартовские концерты Николая Малько, в которой автор замечает:

«Отчетный концерт подчеркнул ценность Малько, как дирижера, и то, как он нужен нашему филармоническому оркестру, – не для «средисезонных гастролей», а для постоянной плановой работы».

В ноябре 1926 года Малько выступает в Большом зале с оркестром уже как его главный дирижер и директор филармонии. Блестящий профессионал, он много работает, музыкантам близки его дирижерские намерения, пресса пишет о «редкой организованности оркестра» под управлением Малько, о «тонком художественном вкусе» дирижера. С именем Малько связаны громкие премьеры тех лет – он впервые представляет с оркестром «Песни Гурре» Шенберга, сочинения Онеггера, Малипьеро, Казеллы, свои концерты под его управлением играют авторы – Прокофьев, Хиндемит, Мосолов. Никто тогда не предполагал, что исполненная 12 мая 1926 года Первая симфония 19-летнего Дмитрия Шостаковича станет исторической и откроет многолетнее сотрудничество оркестра с композитором. Так случится, что и другие премьеры Шостаковича оркестр играет под управлением только главных дирижеров.

Первым исполнением сюиты из оперы Шостаковича «Нос» Николай Малько завершит свою работу на посту руководителя оркестра и филармонии. Его многое в нынешней жизни не устраивает, прежде всего идеологическое давление. Малько пытается отказаться от выездных концертов для рабочих, но все чаще дирижирует оркестром в Домах культуры. В интересах «новой публики» городское и столичное начальство обязывает корректировать и репертуарную политику. В 1929 году Малько, как пятью годами ранее Купер, уедет в зарубежную командировку и вернется за пульт оркестра лишь в марте 1959-го – как гастролер из Австралии.

Консерваторский класс Малько, в котором учится и Евгений Мравинский, переходит к Александру Гауку. В 1930–1933 он будет главным дирижером Филармонического оркестра.  С Николаем Малько они разные, но с оркестром у Гаука пятилетний опыт совместной работы, и привыкать друг к другу музыкантам не приходится. У нас нет свидетельств об отношении артистов оркестра к резкому крену репертуара в сторону его облегченности и доступности. Но Гаук, судя по всему, смирился с бесконечной чередой открытых и закрытых целевых концертов для заводов, пионеров и комсомола. Гаук  представляет публике и новые симфонии Шостаковича – № 2 «Посвящение Октябрю» и № 3 «Первомайскую». Из классики оркестру доводится играть чаще русскую музыку, она звучит не только под управлением главного дирижера, но и в программах Даниила Похитонова, Александра Мелик-Пашаева, Николая Рабиновича, Николая Голованова, Ильи Мусина.

Слава о Филармоническом оркестре распространяется и за рубежом. Оскар Фрид знает его еще с придворных времен. Он и будет первым иностранным дирижером, который выступит с коллективом уже в советское время. Имена следующих гастролеров и сегодня поражают воображение, вызывая неподдельную зависть – Отто Клемперер, Ганс Кнапперстуш, Эрих Клайбер, Бруно Вальтер, Эрнест Ансерме, Феликс Вейнгартнер, Александр Цемлинский… Все они высоко ценят мастерство оркестра и оставляют свои отзывы о сотрудничестве в домашнем филармоническом альбоме. Это так называемая «Золотая книга», в которой сейчас собраны сотни автографов выдающихся музыкантов своего времени.

© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

В 1930-е годы поток именитых иностранцев уменьшается, но расширяется круг европейских дирижеров, бегущих от нацизма и находящих в СССР прибежище. Среди них – Фриц Штидри и Георг Себастьян. Именно они, наряду с Александром Гауком, дирижируют 26 апреля 1934 года в концерте, посвященном 15-летию филармонии. Дата отсчитывается от 1919 года – времени, когда был утвержден состав оркестра, вскоре получившего название Филармонический. На юбилейных торжествах оркестру присваивают звание «Заслуженный коллектив РСФСР». В этом статусе он оказывается не только первым, но и единственным в Российской Федерации до сегодняшнего дня, а название «Заслуженный коллектив» становится его знаком.

В программке юбилейного концерта австриец Фриц Штидри указан как главный дирижер оркестра. Вскоре состоится и его официальное назначение.

Юбилей филармонии освещается в прессе. Газета «Ленинградская Правда» (24.04.1934) отмечает:

«За 15 лет симфонический оркестр дал 2.970 концертов, исполнив 12 тысяч номеров выдающихся творений мировой музыкальной культуры. Бетховен, Чайковский, Вагнер, Римский-Корсаков, Брамс, Брукнер, Малер, Берлиоз — мощно звучали симфонии этих титанов музыки в исполнении симфонического оркестра. Но наряду с классиками, ленинградская Филармония пропагандирует и музыку талантливых советских композиторов — Шостаковича, Мясковского, Щербачева, Штейнберга и других».

ID=1

Мимо даты не проходят заводские многотиражки и ведомственные издания. Газета Военно-морской академии РККА «Ворошиловец» публикует подробные характеристики солистов оркестра:

«В. А. Заветновский, нынешний бессменный 1-й концертмейстер оркестра Филармонии, занял его в 1918 г. после уже большого стажа работы солиста и оркестранта. <…> Своим огромным оркестровым опытом и знаниями оркестра испытанный, талантливый скрипач, как лучший ударник, делится с молодыми артистами Филармонии, занимаясь сверх обычных репетиций с группой первых скрипачей, бригадиром которой он является.

Когда с эстрады Филармонии раздается инструментальное звучание, теплотой и насыщенностью тембра напоминающее виолончель — это «поет» на фаготе солист оркестра — проф. А. Г. Васильев. <…> Васильев выдающийся художник на своем инструменте — один из крупнейших фаготистов в Европе.

Немногие, даже из самых опытных оркестрантов, обладают таким широким углубленным знанием симфонической литературы, да и музыки в целом, как 1-й концертмейстер виолончелей, солист оркестра — И. О. Брик. В оркестре И. О. Брик, как исполнитель — образцовый вожак своей группы. Большой мастер своего инструмента, Брик, как артист оркестра, с первых же шагов не занимал места в оркестре дальше 1-го пульта. На посту же солиста-концертмейстера Филармонии он бессменно с 1919 г. <…> Энтузиаст своего дела, Брик чувствует темпы нашего времени и искренно, без напряжения шагает в дату с молодежью. Такого типа мастера — надежные строители новой художественной культуры.

Братья Н. И. и Г. И. Амосовы

Артист оркестра Филармония, солист на гобое, Г. И. Амосов — оркестрант с огромным опытом и стажем. <…> В оркестре Филармонии Г. И. играет с момента его основания. В настоящее время это один из немногих выдающихся мастеров на своем инструменте.
Проф. Н. И. Амосов — один из лучших исполнителей на арфе в нашем Союзе, маститый оркестрант. Н. И. Амосов блестящий солист. Не говоря уже о его оркестровых соло (стоит вспомнить пленительные звуки его арфы соло в популярных произведениях Чайковского «Спящая красавица», «Лебединое озеро» или Глазунова «Раймонда»), Н. И. чрезвычайно интересный артист — мастер на эстраде в камерном и виртуозном репертуаре.

А. Н. Шмидт — трубач-солист оркестра Филармонии, один из крупных исполнителей на духовом инструменте. <…> Он один из блестящих исполнителей знаменитого сигнала — символа свободы и революции в увертюре Бетховена «Леонора 3-я». В то же время Шмидт с большой силой, убедительностью и мастерством передает ответственную сольную партию в недавно написанном концерте Шостаковича для рояля с оркестром, партию в гротеско-джазовом стиле.

А. А. Петров — исполнитель на ударных инструментах, один из оркестрантов, работающих в оркестре Филармонии с самого его основания. Это один из культурнейших музыкантов своей специальности, <…> точный, четкий оркестровый исполнитель, художник на своих инструментах <…>»

Именно под впечатлением от виртуозной игры Александра Шмидта у Дмитрия Шостаковича и родилась идея Концерта для фортепиано и солирующей трубы. Его премьера с автором за роялем состоялась 15 октября 1933 года, оркестром дирижировал Фриц Штидри. На сцене Большого зала они впервые встретились 23 ноября 1927 года, когда под управлением Штидри Шостакович и Гавриил Попов играли Концерт Моцарта для двух фортепиано с оркестром. В 1934-м оба – Штидри и Шостакович – вошли в представительный состав юбилейного оргкомитета по празднованию 15-летия филармонии. Драматический эпизод свяжет их биографии в 1936 году. Как и его предшественники, Штидри тоже готовит к исполнению новую симфонию Шостаковича – Четвертую. Премьера назначена на 11 декабря 1936 года. Симфонию снимают с исполнения прямо во время репетиции. Произошло это уже после печально известной статьи в газете «Правда» «Сумбур вместо музыки», обвинившей автора оперы «Леди Макбет Мценского уезда» в формализме.

Ленинградская пресса травлю композитора поддерживает, достается и Фрицу Штидри. Германоцентристская направленность его репертуара поначалу вызывала одобрение рецензентов, а потом, согласно запросу времени, стала предметом жесткой критики. Любопытны в этом смысле публикации в одном и том же издании – журнале «Рабочий и театр» одного и того же автора – Богданова-Березовского. В № 30 за 1934 год в написанной в вольном стиле рецензии автор от имени «поэта» приводит четверостишие:

О, классиков немецких культ!
О, Брамс! О, Малер! О, Бетховен!
Ваш голос важен, строг и ровен.
Се — Штидри сам взошел за пульт.

В № 9 за 1936 год Богданов-Береpовский радуется концу «длительного засилья германской музыки, с «тяжелой руки» Фрица Штидри переполнившей программы филармонических концертов сочинениями Малера, Брукнера и Брамса, вплоть до недавно исполненной бесцветной 1-й симфонии Брамса…»

Для оркестра совместная работа с Фрицем Штидри (а началась она еще в 1926 году), безусловно оказалась очень важной. Вместе они представили концертные исполнения опер «Сила судьбы» Верди, «Летучий голландец» (она шла под названием «Моряк-скиталец» Вагнера, отдельные акты его опер «Валькирия», «Тристан и Изольда», «Парсифаль», «Эврианту» Вебера», Страсти по Иоанну Баха. Под управлением Штидри оркестра исполнил не только все симфонии Бетховена и Брамса, но и многие Брукнера (№№ 5–9), Малера (№№ 1–5 и «Песнь о земле»).

Но контракт с Фрицом Штидри, заключенный до 1 января 1937 года продлевают уже без приставки «главный», а летом, завершив сезон и отправившись в отпуск в Австрию, он получает уведомление о расторжении контракта.

Следующий сезон оркестр живет без главного дирижера. Большую часть концертов проводит Евгений Мравинский, его назначат через год.

На репутации оркестра произошедшие перемены не сказываются. Даже ругая за формализм отдельные сочинения, рецензенты всегда отмечают профессионализм Заслуженного коллектива. На авторитетное мнение оркестра ссылаются и в формировании новой репертуарной политики, отвечающей идейным запросам текущего момента.

«Из статьи в газете «Ленинградская правда», 11 февраля 1936 года:

«Оркестр вызывает советских композиторов написать к следующему сезону две монументальные оратории, посвященные двадцатилетию великого Октября. Одна оратория должна отобразить исторический путь трудящихся, руководимых партией Ленина — Сталина. Вторая должна быть песнью о советской земле, о ее солнечном сегодня. Эпоха социалистических побед — эра освобождения человечества — должна создать музыкальные произведения исключительной красоты и силы».

Советские композиторы ответят на «призыв» оркестра. Сочинения во славу народа и вождей прозвучат в Большом зале уже на Декаде советской музыки. Но главной премьерой декады станет Пятая симфония Шостаковича, которая состоится 21 ноября 1937 года под управлением Евгения Мравинского. С этого момента начинается долгое сотрудничество композитора и дирижера, а музыка Шостаковича входит в генетическую память оркестра, и сегодня признанного лучшим интерпретатором партитур великого композитора.                    17 декабря 1953 года.
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Мравинский дебютировал с оркестром 21 декабря 1932 года в закрытом концерте, приуроченном к дню рождения Сталина (повод не афишировался). Означает ли, что уже тогда на него была сделана ставка? Но в следующем сезоне он за пультом оркестра лишь дважды, потом будем дирижировать чаще, в сезоне 1936/37, еще при Штидри, проведет уже 8 концертов, а в сезоне 1937/38 – 22 концерта, что фактически делает его главным дирижером коллектива. Для официального назначения требуется мнение авторитетной общественности. 28 марта 1938 года Союз композиторов Ленинграда направляет ходатайство в Управление по делам искусств при Совнаркоме СССР:

© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича


Отношения у них складывались непросто. Музыканты, привыкшие в деятельном участии в жизни оркестра, вплоть до формирования репертуара, имевшие свои творческие амбиции, с трудом пристраивались к авторитарной манере нового руководителя. На этом пути были и личные драмы, и резкие смены составов. Но сегодня старшая гвардия артистов оркестра, работавшая с Мравинским, вспоминает о нем с благоговением.

Вскоре коллектив так и будут называть – оркестр Мравинского. Вместе они переживут эвакуацию в Новосибирск, откуда коллектив выезжает на гастроли по городам Сибири, в Узбекистан. Артисты оркестра объединяются во фронтовые бригады, с которыми отправляются в места боевых действий, в том числе и на Ленинградский фронт. Для выступлений с оркестром в Новосибирск прибывают известные солисты – Мария Юдина, Яков Зак, Борис Гольдштейн. По понятным причинам это происходит от случая к случаю, основной же состав солистов – артисты Концертного бюро филармонии и музыканты Заслуженного коллектива. Лучшие из них и прежде солировали с оркестром, но именно в Новосибирске они все чаще выходят на авансцену. Это альтист Исаак Левитин, виолончелист Борис Шафран, скрипачи Семен Шак и Илья Шпильберг, который становится фактическим концертмейстером оркестра, а в 1945-м официально занимает эту позицию.

В эвакуации с ЗКР, наряду с Мравинским работают Николай Рабинович и Курт Зандерлинг, с его именем связаны не только славные страницы биографии оркестра, но и появление института вторых дирижеров коллектива.

Новосибирск. Афиши последних концертов оркестра Ленинградской филармонии, дирижеры – Евгений Мравинский и Курт Зандерлинг
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

В марте 1946 года оркестр выезжает на 9 концертов в Финляндию. За пультом Евгений Мравинский (5 концертов) и Курт Зандерлинг (4 концерта), солируют Яков Зак, Галина Баринова и Павел Лисициан. В программах симфонии Чайковского, Танеева, Бетховена, № 5 Шостаковича, увертюры и арии из опер, инструментальные концерты. Это первые зарубежные гастроли ЗКР. Следующие состоятся лишь через 9 лет, в 1955-м.

ЗКР на гастролях в Финляндии. Март 1946 года.
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

ID=2

Тур 1956 года завершится в июне тремя концертами в Венском Musikverein. Заслуженный коллектив под управлением Мравинского играет на юбилейных торжествах в честь 200-летия со дня рождения Моцарта. Среди гостей фестиваля – Бруно Вальтер, Карл Бём, Герберт фон Караян со своим Берлинским филармоническим оркестром. Но и в таком окружении ленинградские музыканты производят ошеломительное впечатление. Это будет начало международного признания оркестра и его шефа. Далее последуют туры по всей Европе, в Японию (впервые в 1958-м), в США (впервые в 1962-м). Евгений Мравинский иногда пропускал гастроли, нередко ездил вместе с другими дирижерами. Из москвичей это были Александр Гаук, Борис Хайкин, позднее Юрий Симонов, Александр Лазарев. Из своих – Курт Зандерлинг, Арвид Янсонс, Марис Янсонс, занимавшие в разные годы пост второго дирижера Заслуженного коллектива. 

Арвид Янсонс, дирижер ЗКР.
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Марис Янсонс.
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Все они оставили свой узнаваемый след в истории оркестра, но и оркестр для каждого оказался учителем и наставником, особенно в начале пути. С 1970-х с ЗКР гастролировал и Александр Дмитриев, вскоре ставший главным дирижером Симфонического оркестра филармонии.

За рубежом Заслуженный коллектив был таким же узнаваемым советским брендом, как балет и русские матрешки. В рецензиях критики отмечают отдельных музыкантов группы духовых, но особенное восхищение всегда вызывает насыщенный, бархатный звук струнной группы. На гастроли с ЗКР отправляли лучших советских солистов – Давида Ойстраха, Мстислава Ростроповича, Галину Вишневскую, Михаила Ваймана, Элисо Вирсаладзе, а в программах, наряду с классикой, были и советские авторы – не только Дмитрий Шостакович, но и Родион Щедрин, Борис Тищенко. В его Скрипичном концерте солировал Виктор Либерман – с 1968 года концертмейстер оркестра. В 1979-м Либерман эмигрирует в Нидерланды.

С середины 1970-х эмиграция становится важнейшей проблемой для Заслуженного коллектива. Артисты не просто уезжают из страны, некоторые остаются за границей прямо во время гастролей. Для руководства филармонии это оборачивается вызовами в Обком КПСС, выговорами. Вызывают и Мравинского. На вопрос «почему от вас бегут музыканты?» он отвечает: «бегут не от меня, а от вас». Вполне вероятно, впрочем, что это апокриф. Но, так или иначе, состав оркестра приходится существенно обновлять.

Евгений Мравинский и артисты ЗКР за кулисами Большого зала
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Позицию первой скрипки занимают, сменяя друг друга, недавние вторые концертмейстеры ЗКР: Георгий Кнеллер (в 1979–1983, вплоть до внезапной смерти), Семен Меерсон (в 1983–1990, до эмиграции), Владимир Овчарек (в 1990–1994) – в оркестре он, создатель Квартета имени Танеева, начал играть в 1979-м при Мравинском, а завершил уже при Темирканове.

Евгений Александрович Мравинский даст последний концерт со своим оркестром в Большом зале 6 марта 1987 года. 19 января 1988 года его не станет. Завершится эпоха.

На общем собрании Заслуженный коллектив тайным голосованием выбирает художественного руководителя и главного дирижера. Неоспоримое преимущество голосов музыканты отдают Юрию Темирканову. Так начинается новая эра в истории оркестра. Часть артистов, как и когда-то с приходим Мравинского, уйдет из ЗКР, основной состав сохранится. Стиль общения с музыкантами у Темирканова свой, и атмосфера в коллективе скорее отсылает к первым годам его существования. Солисты ЗКР входят в состав Художественного совета оркестра, все музыканты участвуют в тайном голосовании после концерта каждого нового дирижера: мнение артистов о целесообразности продолжения сотрудничества учитывается в формировании будущей афиши, хотя последнее слово остается за главным дирижером.

© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

С Темиркановым Заслуженный коллектив выезжает на гастроли. По всему миру – в Европе и Азии, в США и Латинской Америке – оркестру устраивают овации, а критика, как и много лет назад, называет его неподражаемым, волшебным. В 2005-м они открывают сезон в Карнеги-Холле, каждый год играют в Париже в Театре Елисейских полей, их ждут в Риме и Мадриде, в Лондоне и Вене, в Цюрихе и Праге, в Токио и Пекине. С 2000-года к гастрольным турам присоединяется Николай Алексеев – второй дирижер оркестра. Под его управлением в Большом зале ЗКР играет много редко исполняемой музыки. Это, среди прочего, «Марфа» Стравинского, «Турангалила» Мессиана, симфонии Тищенко (премьеры), «Песни Гурре» Шенберга, не звучавшие с 1927 года.

Николай Алексеев. Фото Стаса Левшина
© Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

За концертмейстерским пультом оркестра теперь Лев Клычков, пришедший в ЗКР в 1982 году и занявший позицию первой скрипки в 1996-м. Рядом с ним за первым пультом сидит Павел Попов. В оркестре играют и старожилы, и совсем молодые музыканты. Среди тех, кто давно связал свою судьбу с Заслуженным коллективом, – первые скрипки Ольга Рыбальченко, Наталия Соколова, Валентин Лукин, Александр Золотарев, Сергей Тетерин; вторые скрипки Григорий Седух, Дмитрий Петров, Татьяна Шмелева, альтисты Юрий Дмитриев и Алексей Богорад, контрабасисты Ростислав Яковлев и Олег Кириллов. © Архив Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича

Среди недавно влившихся в состав оркестра, но уже занявших в нем позицию солистов – гобоисты Артем Исаев и Павел Соколов, кларнетист Никита Лютиков, фаготист Марк Крещенский, валторнист Олег Скротский, тубист Дмитрий Карахтанов. Все же большая часть концертмейстеров групп – это опытные, хотя и разновозрастные артисты: Илья Козлов (2-е скрипки), Андрей Догадин (альт), Дмитрий Хрычев (виолончель), Артем Чирков (контрабас), Марина Ворожцова (флейта), Андрей Лаухин (кларнет), Игорь Шарапов (труба), Анна Макарова (арфа).

Для этих и других музыкантов игра в оркестре – не просто работа, но их жизнь. Многие нередко появляются с Заслуженным коллективом как солисты, почти все играют в Малом зале имени Глинки и на других камерных площадках города. Они объединяются в ансамбли и готовы музицировать и на общедоступных часовых концертах днем в фойе (идея Дмитрия Петрова), и глубокой ночью на «Ночи музеев» в Большом зале. В 2012 году музыканты оркестра возродили знаменитый Квартет имени Танеева, история которого тесно связана и с филармонией, и с двумя филармоническими оркестра. Инициатором возобновления деятельности оркестра стал виолончелист ЗКР Иосиф Левинзон, а в его обновленный состав вошли Илья Козлов, Дмитрий Корявко, Денис Гончар и Дмитрий Хрычев. Продолжение получила и другая «семейная» традиция: в 1961 году солисты Заслуженного коллектива создали Ленинградский камерный оркестр, долгие годы успешно выступавший в филармонических залах; 19 марта 2020 года состоялся первый концерт Молодежного камерного оркестра ЗКР. Его организовал артист группы вторых скрипок и дирижер Ярослав Забояркин. Первое выступление музыкантов стало одновременно одним из последних «живых» концертов перед пандемийным локдауном. Но музыканты ухитрились репетировать и в этот сложный период, а вскоре после открытия залов вновь вышли на сцену.

Чувствует ли молодежь Заслуженного коллектива свою связь с предшественниками, которых, быть может никогда не видела? Наверняка. Во всяком случае, история оркестра навсегда сохранила славные имена его солистов. В разные годы это были скрипачи Лазарь Гозман, Мирра Фурер, Вадим Селицкий, Михаил Эстрин, альтисты Юрий Крамаров, Игорь Малкин, Владимир Стопичев, виолончелисты Иосиф Брик, Борис Шафран, Анатолий Никитин, флейтисты Борис Тризно, Александра Вавилина, гобоист Владимир Курлин, кларнетист Валерий Безрученко, фаготист Александр Васильев, Лев Печерский, Олег Талыпин, валторнисты Виталий Буяновский, Андрей Глухов, трубачи Бениамин Марголин, Владимир Кафельников, Михаил Романов, тромбонисты Аким Козлов, Виктор Венгловский, тубист Валентин Галузин, арфисты Елена Синицына, Татьяна Тауэр, Светлана Бауэр, перкуссионисты Арсений Петров, Анатолий Иванов, Николай Москаленко, Сергей Антошкин, Валерий Знаменский. Все они не раз солировали с оркестром, много выступали в камерных программах Малого зала, были великими энтузиастами, бесконечно преданными музыке. На верность ей присягает Заслуженный коллектив и сегодня.

И. Р.


ВИДЕО

Юрий Темирканов о первой встрече с ЗКР за дирижерским пультом

Юрий Темирканов о первой встрече с ЗКР за дирижерским пультом

Михаил Юровский о ленинградской школе

Михаил Юровский о ленинградской школе

Владимир Кошелев о создании Придворного оркестра

Владимир Кошелев о создании Придворного оркестра



Другие материалы

Сигизмунд Буткевич

Сигизмунд Буткевич

Виолончель 1872–1935
Владимир Софроницкий

Владимир Софроницкий

Фортепиано 1901–1961

Сделали

Подписаться на новости

Подпишитесь на рассылку новостей проекта

«Кармина Бурана» Карла Орфа Феликс Коробов и Заслуженный коллектив

Карл ОРФ (1895–1982) «Кармина Бурана», сценическая кантата на тексты из сборников средневековой поэзии для солистов, хора и оркестра Концертный хор Санкт-Петербурга Хор мальчиков хорового училища имени М.И. Глинки Солисты – Анна Денисова, Станислав Леонтьев, Владислав Сулимский Концерт проходит при поддержке ООО «МПС»